Обучение и интеллект

В.Н. Романенко, Г.В. Никитина

Наука — это не результаты,
а методы их получения.
А.Е. Левин «Миф, технология, наука»

Заблуждения, заключающие в себе
некоторую долю правды, самые опасные.
Адам Смит.

Поблагодарим ЭНС
Витийством резким знамениты,
Сбирались члены сей семьи
А.С. Пушкин 10-я глава «Евгения Онегина»

Те, кто жил в середине прошлого века в СССР, помнят о сложностях с получением научной информации. Сейчас это преодолено. Однако в последние годы во всём мире оказались утраченными некоторые традиционные методы общения. Оно трансформировалось в новые формы. При этом потребность в широком научном общении оказалась не вполне удовлетворённой. В этом плане форма, которую нашли руководители ЭНС, оказалась удачной. Конечно, обсуждение в виде письменных откликов полностью устной дискуссии не заменяет. Однако, оно имеет и ряд дополнительных достоинств. Особенность ЭНС — это очень широкий круг тематики. Это отвечает интересам читателей. В последнее время, и это отмечается не только нами, в выступлениях на ЭНС увеличилась доля серьёзных работ. Несмотря на их популярную форму во многих из них обсуждаются актуальные и интересные вопросы. Наряду с этим на ЭНС имеются и чисто публицистические материалы. Более того, в связи с тем, что ЭНС изначально был ориентирован на русскоязычных читателей, проживающих вне России, в материалах имеется множество выступлений, которые связаны с религией и национальными проблемами. Такой широкий набор тематики ни у кого возражений не вызывает. Раз такие выступления есть, и они активно обсуждаются, значит в них имеется объективная потребность. Проблемы и дискомфорт возникают, если в пределах одного выступления начинается смешение стилей и тематик. Например, когда к серьёзной гипотезе естественно-научного плана начинают примешиваться привнесённые религиозные ссылки и различные, часто весьма спорные, коннотации. Писать об этом сложно и трудно, т.к. во многом соответствующие оценки имеют сугубо личный характер. Мы спокойно и доброжелательно относимся к религиозным взглядам, за что нередко получали замечания. Тем не менее, именно смешанный подход нередко умаляет интересные результаты. После долгих раздумий и советов с руководителем ЭНС мы решились написать этот материал. Мы готовы к тому, что он может вызвать и неприятие, и резкую критику. Эта критика ожидается с двух сторон. С одной стороны от искреннее верящих людей, а с другой со стороны тех, кто считает, что мы напрасно признаём за религиозными взглядами право на существование. Всё же мы полагаем, что высказаться по этому поводу полезно. К глубокому сожалению, коротко это сделать невозможно.

Личные пояснения

Кто же мы такие? Мы евреи.
Как ты смела это позабыть!
Маргарита Алигер

Известно, что надо обсуждать работу, а не автора. Поэтому личные сведения о нём, звания и прочее, дело ненужное. В то же время, любой автор чувствует некие моральные запреты на выносимые им на обсуждение темы. Для нас это означает, что нельзя всерьез писать о проблемах, которые автору неизвестны изнутри. Так, писать о кризисе в академической науке, ни дня в ней не поработав — это сплошная профанация. Наше выступления поневоле затрагивает ряд чисто национальных проблем. Наши фамилии наводят на мысль, что мы сторонние наблюдатели, и никогда не испытывали чувств и эмоций связанных с национальным вопросом. В силу этого мы вынуждены сказать, что наши корни растут оттуда же, откуда у многих посетителей сайта ЭНС. По материнской линии у одного из нас полно предков связанных с еврейским преподаванием. Это впервые пришлось почувствовать при поступлении в Университет в 1948 году. На второго члена нашего коллектива писали доносы в партком по поводу контакта с сионистами. Полагаем, что этих сведений достаточно, чтобы признать обоснованность нашего обращения к этой тематике. Тем не менее, об одном нашем национальном отличии надо сказать. Мы писали про материнскую линию одного из нас. По отцовской линии он украинец. Те, кто внимательно читал ранние труды А.Л. Янова, собранные ныне в замечательной трилогии: Россия и Европа. 1462 — 1923. М.: «Новый хронограф». В 3-х книгах, знают, что для русского национализма именно эти две национальности часто представляются главными врагами. Национальное угнетение имеет множество форм, и в этом смысле наш опыт, возможно, даже несколько богаче, чем у среднего посетителя этого сайта. Этими замечаниями мы и ограничимся.

Лучшее — враг хорошего

Политика в художественном произведении
подобна пистолетному выстрелу во время
концерта — также неуместна, но
заставляет с собою считаться.
Стендаль. «Красное и чёрное»

Толчок к написанию этого материала пришёл с неожиданной стороны. На сайте ЭНС появились несколько выступлений профессора М.А. Шлянкевича. Одно было реакцией на наш материал Менталитет и религия. Второе посвящено проблеме интеллекта евреев. Во втором выступлении была высказана интересная гипотеза о влиянии специфического еврейского религиозного обучения на национальный интеллект. Скорее всего, автором этой гипотезы следует считать Чарльза Мюррея (Charles Murrey). В ответе по поводу этого выступления упоминается и работа проф. В.С. Ротенберга, говорящая о роли религиозного обучения в формировании типа поведения. Однако, эту ссылку, вероятно, нельзя считать чётко сформулированной гипотезой. На этих авторов ссылается сам М.А. Шлянкевич. Лично он внёс существенное дополнение к гипотезе. Оно связано с эпигенетическим механизмом сохранения основных мыслительных действий, возникающих в результате длительного обучения. Это дополнение безусловно заслуживает интереса и дальнейшего исследования. В целом это только часть сложной, комплексной гипотезы. Поскольку М.А. Шлянкевич первым внёс её на сайт, его поневоле приходится рассматривать в качестве адресата при всех обсуждениях. Поскольку речь будет идти о критических моментах, мы подчёркиваем с самого начала, что большая часть из них относится отнюдь не к М.А. Шлянкевичу.
Попытаемся более чётко описать постановку вопроса, разбив её на отдельные утверждения. Первое утверждение: влияние внешнего окружения на популяцию проявляется в виде некоторых программ. Эти программы сохраняются не на обычном поведенческом информационном уровне, а на более низком. В то же время они отнюдь не переходят на самый низкий (базовый) — генетический уровень. Наличие таких промежуточных уровней сейчас признаётся во многих работах. В общем виде это обсуждалось и в нашем материале О взаимодействии объекта и окружения. Эту общую гипотезу дополнили две новых В результате получилась цепочка утверждений в виде сложной гипотезы. Она состоит из трёх утверждений. Первое мы только что отметили. Второе, которое связано с именем Ч. Мюррея, описывает один из механизмов возникновения программ на промежуточном уровне. Этот механизм — длительное специфическое обучение. Наконец третье утверждение, которое непосредственно высказано М.А. Шлянкевичем — это сам эпигенетический механизм сохранения того, что можно условно назвать поведенческими программами, реализующими ряд интеллектуальных действий. Суммарно все три утверждения и составляют новую сложную гипотезу. Эта гипотеза интересна и, на наш взгляд, перспективна для дальнейших исследований. В такой формулировке ориентировка на то, что механизм действия гипотезы проявляется применительно к определённой национальности может рассматриваться, как указание на некоторую область, где механизм действия гипотезы проявляется наиболее ярко. Длительный в течение ряда поколений процесс специфического обучения может существовать не только в вариантах религиозного воспитания. В этом случае привязка гипотезы к определённому народу может рассматриваться как выделение той области, где проверка этой сложной гипотезы перспективна в первую очередь. Именно так мы поняли эту гипотезу. Косвенные сведения подсказывали, что в этом плане мы, скорее всего, не были одинокими. Было очевидно, что вне зависимости от того, в какой мере подтвердятся эта сложная гипотеза в дальнейшем, само обращение к поиску механизмов формирования того, что условно можно назвать промежуточными поведенческими программами, следует считать коллективной заслугой всех авторов. Стремление проверить эту гипотезу может определить возможное направление дальнейших исследований. Будут ли полученные результаты такой проверки жёстко связаны с национальностью, как это предполагают авторы, большой вопрос. Мы полагаем, что такая зависимость, если она будет обнаружена, будет не столь определённой. Скорее всего можно будет говорить только об определённой тенденции. далее.
Становление новой гипотезы обычно проходит через несколько стадий. Первая — это первичная формулировка. Она часто связана с озарением (инсайтинг). Затем наступает следующая стадия — стадия поиска. Это отбор всех фактов и явлений, пригодных для подтверждения гипотезы. Различные обсуждения, критика и т.п. процессы очень полезны на этой стадии. Наконец, наступает третья, самая существенная, окончательная стадия. Гипотеза окончательно формулируется. Все нестрогие факты, недоказуемые соображения и просто слабо обоснованные моменты отбрасываются. Если окончательная формулировка гипотезы включает спорные обстоятельства, на это обязательно указывается её авторами. Только после этого, можно по-настоящему начать обсуждение и проверку выдвигаемых соображений. На наш взгляд, формулировка М.А. Шлянкевича соответствует переходу к этой, заключающей стадии формулировки гипотезы. Как следствие, возникает требование повышенной строгости и чёткости формулировок, их критического анализа и, главное, жёсткой отбраковки слабо доказуемых фактов. К слабым местам при этом нужно относить и те непринципиальные для основной идеи факты, которые могут вызывать ожесточённую критику и заслонить этим содержание новой идеи. Следовать этому пути нелегко, но это необходимо. Поэтому дальнейшие критические замечания имеют целью не выражение несогласия с гипотезой, а наоборот — они направлены на поддержку её основных идей в целом. Таким образом наша основная наша цель — это поддержка интересной и полезной идеи, а также скромная попытка наметить некоторые возможные пути её дальнейшего развития.
Желая поддержать гипотезу М.А. Шлянкевич при обсуждении своей статьи написал небольшое дополнение, которое также имеется на сайте ЭНС. В нём он сослался на ряд работ и дополнительных соображений. Эти соображения были первоначально высказаны в статье Ч. Мюррея, впоследствии также появившейся на сайте ЭНС. Там же имеются и литературные ссылки. Если говорить о дополнительных соображениях, то приходится признать, что это две новые гипотезы. Одна из них связана с представлением о частых близкородственных браках (имбридинге), свойственных древним евреям и описанным в Библии. Вторая гипотеза обычно называется позитивной селекцией. Её смысл в упрощённой форме сводится к тому, что еврейскую общину покидали чаще всего не самые интеллектуальные её члены. Наоборот, наиболее умные, продолжали оставаться в лоне этой общины. Эти две гипотезы не доказаны. Совмещение сразу трёх гипотез делает результат менее вероятным. Качественно поясним наше утверждение. Так если вероятность правильности некого предположения можно оценить, скажем, как 0,8, то сочетание его с еще двумя предположениями, также характеризующимися некоторой вероятностью, только уменьшает общую вероятность соблюдения такого сочетания нескольких гипотез. Мы полагаем, что это неудачный подход к обоснованию наиболее интересного момента. Как говорят немцы: Was ist zu das ist übrig. В вольном переводе это означает, что чрезмерное оказывается лишним. Тем не менее, обе дополнительные гипотезы на первый взгляд выглядят весьма заманчиво. Поэтому их также имеет смысл обсудить. Для того, чтобы это сделать, надо предварительно отметить ряд обстоятельств.

Как вписаться в новое окружение

Ни одна страна не пережила в прошлом веке
столько волн политической эмиграции. Ни
Германия, ни Аргентина, ни Италия, ни
Ирландия… Только Россия. Её эмиграция
была самой массовой….
Максим Соколов «Четыре волны»

Многие авторы ЭНС и посетители сайта, выехали из России. Все они не понаслышке знакомы с теми трудностями, которые встречают человека на новом месте. Максим Соколов, слова которого вынесены в эпиграф, не относится к авторам, взгляды которых мы разделяем. Тем не менее он справедливо отмечает, что поток эмимграннтов из России велик. Не случайно и он, и многие другие в России и за рубежом, уделяют серьёзное внимание проблемам современной российской эмиграции. Большинство исследователей основательно изучает причины отъезда и трудности процесса адаптациии к новой обстановке. Людям же успешно вписавшимся в новые обстоятельства внимания уделяют меньше. Тем не мнее и у них есть свои проблемы. Они очень разные. Мы хотим обратить внимание на одно обстоятельство — на работе для того, чтобы вписатся в окружение, часто приходится принмать новые правила игры.
Обратимся к исследовательской практике. В каждой стране методы исследовательской работы имеют свои особенности. Так, немецкий стиль во многом отличается от американского. Наш российский стиль тоже во многом иной. Как ни рассматривай проблему, российские исследователи нередко любят широкие обобщения, большой охват вопросов и т.д. В России смело заходят на «чужую территорию». Для многих тем широкий подход полезен и нужен. Однако, он связан с известными издержками. Михаил Штереншис, автор книги Евреи: История нации (Герцлия. Исрадон, 2008. 560 с.), столкнувшись с этой проблемой пишет: «Обширность темы заставляет пользоваться большим числом сведений. Они не являются результатом кропотливого анализа. Поэтому интересны результаты обобщений и гипотезы. Надёжность деталей не велика.». Об этом другими словами говорится и в книге М.Д. Голубовский — Век генетики: эволюция идей и понятий. СПб: Борей Арт, 2000. 262 с.:

Диалектика соотношения точности и правильности в развитии науки —
интересная философская и эпистемологическая проблема. Применительно к
биологии она глубоко обсуждается в работах А. Любищева. В области математической статистики и биометрии известна антитеза: увеличивая точность, мы теряем правильность, при стремлении к правильности, полноте картины излишняя точность может быть нежелательна. В философском и историко-научном аспекте проблема соотношения точности и правильности отражает две традиции в познании: стремление к математизации знания и натурфилософское стремление к целостности видения.
Точность описания связана с верифицируемостью, а правильность — с глубиной проникновения в суть явления.

Теперь несколько слов об американском научном стиле. В нём с очевидностью просматривается желание «не уходить со своей грядки и стараться никого на неё не пускать». В России аналогичная тенденция тоже есть. Так историк И.Н. Данилевский откровенно пишет о российских «учёных-грядочниках». В США подобный подход широко распространен. Однако, его ни в коей мере нельзя считать повсеместным. Тем не менее, к широким обобщениям учёные этой страны прибегают реже, чем это принято в России. Как у всякого явления, у такого подхода есть свои плюсы и свои минусы. Другая особенность западного стиля работы — обращаться только к англоязычной литературе и, по возможности, к публикациям в журналах с высоким импакт-индексом. Заглядывать далеко вглубь на Западе не очень любят. По этому поводу приведём цитату из уже упоминавшейся книги М.Д. Голубовского:

Немецкий генетик Мюллер-Хилл, автор вышедшей в 1996 г. книги об истории открытия оперонов у бактерий, сетует, что для молодых исследователей история науки как бы не
существует, и они не представляют себе длинного и извилистого пути,
приведшего к современному уровню знаний. В рецензии на эту книгу С. Бреннер
с характерным английским юмором пишет, что он придерживается иной точки
зрения: нет, история науки входит в круг интересов молодых молекулярных
биологов, но только они делят ее на две эпохи: последние два года и все
остальное до того.

Известный российский учёный Ю.В. Чайковский — широко эрудированный человек. Он преподаёт в Московском государственном университете и работает в Институте истории естествознания и техники РАН. В одной и своих последних книг он пишет, что за рубежом плохо знают интересные результаты, которые опубликованы на немецком и французском языках. Что же говорить о работах на русском языке?! Ведь этим языком за рубежом владеют очень редко. Естественно, что хорошие русскоязычные работы рано или поздно пробиваются к Западному читателю. Но не все, и не сразу. С печалью скажем о том, что многие наши бывшие соотечественники, попав в западные университеты, отбросили в сторону привычку читать научную литературу, издаваемую в России и в других странах СНГ. Мы знали об этом. Тем не менее, мы с величайшим удивлением прочли у М.А. Шлянкевича следующий пассаж:

Лет 15 или более назад в русскоязычной газете мне встретилась статья одного репатрианта из СССР, в прошлом селекционера. Я не запомнил его фамилии, но если он или знающие его откликнутся на это мое послание, буду очень рад знакомству, поскольку его статья произвела на меня, тогда еще только прикоснувшемуся к иудаизму, неизгладимое впечатление. Суть статьи вот в чем. Сидя в ульпане и изучая Тору, он вдруг увидел смысл слов «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду и братьев его, Иуда родил Фареса и Зару от Фамари» и т.д. глазами селекционера. Сравнив первое впечатление с последующим изложением Торы, он обнаружил, что описанная в ней история еврейского народа точно соответствует схеме селекции сельскохозяйственных животных (искусственный отбор). Здесь и инбридинг – близкородственное скрещивание родных или двоюродных братьев-сестер, и его другая форма – обратное скрещивание (back-cross): отец-дочь (вспомните Лота и его дочерей), и аутбридинг – скрещивание отдаленных особей или даже видов (Ишмаэль); при этом свойство нового потомка сравнивают с родившимся в семейной линии (чудо рождения Иакова 90-летней Саррой), и при отрицательном результате «чужак» отбраковывается и изымается из дальнейшей селекции (похоже, Ишмаэль чем-то «не показался» Божественному селекционеру). Наконец, происходит образование базового гнезда с 12-14 детьми и последующий отбор одного-двух (10 потерянных колен). Так ли это было – никто не знает, но как фантастическое объяснение фантастического феномена это принять можно.
Прочитав выделенное цветом место, мы сразу же вспомнили, что все эти соображения давно опубликованы в России. Для простоты отсылаем интересующихся к одной из работ уже цитированного нами профессора М.Д. Голубовского: Библия, род Авраама и генетика. (Он-лайновый журнал «Вестник» № 13(220) 22 июня 1999 г.). Самое интересное, что в этой и других его работах об этих проблемах говорится практически то же самое, что сказано на сайте ЭНС. Со дня публикации указанной работы М.Д. Голубовского прошло более 10 лет. И эта работа осталась обойдённой, также как и классические работы видного генетика В.П. Эфроимсона. Опять же эти труды идут не вразрез, а в ту же сторону, что и обсуждаемый сейчас материал. Нельзя сказать, что русская научная литература полностью обойдена. В материалах М.А. Шлянкевича есть ссылка на уже упоминавшегося нами Ю.В. Чайковского. Однако, в целом, весь корпус прекрасных российских работ опущен. Отсутствие сведений о важных и выполненных на высоком уровне русскоязычных работах серьёзный недостаток. Это обстоятельство оставляет неприятный осадок, хотя сделанное замечание не влияет на нашу оценку основной идеи в целом.
Сделаем ещё одно замечание. Оно связано с фразой, которая в выделенной синим цветом цитате, дополнительно отмечена переходом к полужирному курсиву. В своём поясняющем выступлении М.А. Шлянкевич всячески открещивается от идей Разумного замысла и прочих прелестей креационизма:
Здесь мы сталкиваемся с идеями сторонников так называемого «Разумного замысла», или Intelligent Design (ID). Это направление креационизма утверждает, что отдельные признаки (например, физические константы) Вселенной и Жизни не могли возникнуть случайно, а для их объяснения необходимо внести понятие разумной первопричины. Эти идеи не приняты научной общественностью, а сам «Разумный замысел» объявлен в США псевдонаукой.
Однако, в дважды выделенном нами месте прямо говорится о том, что процессом селекции управлял Б-г. Если отбросить нюансы, то это означает, что у Б-га как раз и был разумный замысел. Кстати, и сам этот термин впервые появился в теории эволюции (проблема возникновения жизни на Земле). Делаемое нами замечание относится к неслучайной фразе. Далее можно прочесть:
То что мы видим сейчас, глядя на историю еврейского народа и его сегодняшнюю жизнь, подтверждает справедливое убеждение, что Бог сдержал свое обещание. Как Он это сделал? Бог дал еврейскому народу только две вещи: Тору со сводом законов и главную заповедь — неустанно изучать Тору и все наставления…

Так это ведь опять и есть разумный замысел! Скажем прямо: можно исходить из секулярных, как говорит М.А. Шлянкевич, позиций, можно исходить и из чисто религиозных. Обе позиции имеют право на жизнь. Тут вопросов нет. Единственное, что вызывает принципиальные возражения, — это попытка совместить в одной работе сразу оба подхода. Мы глубоко убеждены, что такое совмещение — это тупиковый путь исследования. В общем, здесь можно было бы поставить точку. Однако, необходимость более подробного рассмотрения основной гипотезы о роли обучения в формировании интеллекта, заставляет нас обратить внимание ещё на одну особенность, связанную с изменением обстановки, в которой живёт и работает любой человек, не обязательно иммигрант. Это связано с тем, что часто при изменении внешних условий люди испытывают особые познавательно-психологические стрессы.

Познавательные стрессы

И вспомните, Эйбаум, вы ведь тоже
не были в молодости раввином.
И. Бабель «Одесские рассказы»

В повседневной жизни стресс считают сугубо отрицательным явлением. В действительности же он может иметь, как отрицательное — дистресс, так и положительное — эустресс, влияние на организм. Жизнь без стресса нереальна и даже может привести к отрицательным последствиям. Во всяком случае наша жизнь — это непрерывная цепочка стрессов. Ребёнок испытывает стресс, когда узнаёт, что родители не всесильны, потом когда узнаёт, что люди смертны и т.д. Имеются и стрессы другого рода, их можно назвать педагогическими. В средней школе ученики изучают теплоёмкость газов и получают понимание о поступательных степенях свободы, определяющих теплоёмкость И вдруг на первом курсе Высшего учебного заведения они узнают, что это не вполне верно — теплоёмкость зависит ещё и от вращательного движения молекул. Наше знакомство с миром связано с непрерывным преодолением познавательных конфликтов и снятием соответствующих напряжений. В педагогике для этой цели нужны специальные стратегии. Они обеспечивают необходимый познавательный комфорт. Это описано в нашей работе: Формирование учебного плана и стресс (Человек и образование № 2(23), с. 24-27, 2010). В обыденной жизни также установились некоторые традиции, обеспечивающие разумную последовательность ознакомления человека с широко известными, но лично для него новыми знаниями. Если такая последовательность по каким-либо причинам нарушена, то у многих людей, которые неожиданно получают большую порцию незнакомых им ранее сведений, возникают непредвиденные реакции.
В советские времена большинство из нас было отлучено от части хорошо известной в остальном мире информации. Когда в начале нового века эта информация стала доступной, реакция на её получение иногда бывала весьма своеобразной. Для этого даже не надо было уезжать из страны. Мы сами получили некий микростресс, когда впервые узнали, что фраза «Кто не работает, тот не ест», которая давалась нам во время учебы, как одно из положений марксизма, оказалась словами из Евангелия. Когда в советские времена изучался период начала гражданской войны, в программу входила тема: Учение В.И. Ленина о войнах справедливых и несправедливых. Каково же было наше удивление, когда оказалось, что понятие о двух типах войн вошло в обиход очень давно. О справедливом ведении войны говорил ещё Цицерон. Блаженный Августин писал:

Все же естественный порядок, направленный на мир и благополучие человека, требует от монарха власти начинать войну, если он считает, что это разумно. Тогда солдаты должны исполнить свой военный долг и действовать в интересах благополучия своего государства.

В этом плане многое также было написано и сказано для оправдания идеи крестовых походов. В общем теория справедливых и несправедливых войн имеет давнюю историю, опирающуюся на религию. Таких «открытий» у нас было не одно, и не два! Реакция наша была естественной — срочно поделиться с друзьями и знакомыми этими «открытиями», как-то учесть это в повседневной работе. Поэтому для нас нет ничего удивительного в том, что многие репатрианты, впервые прикоснувшиеся к иудаизму, были поражены темами и идеями Священных книг. Нам также понятно стремление многих из них ввести новые знания в свою практику. У одних это получается деликатно, у других навязчиво. Но это уже проявления личной индивидуальности. Во всяком случае сам факт потрясения от большого потока новой информации многое объясняет.
В свете только что сказанного мы обязаны ответить на вопрос о том, как мы понимаем проблему изучения священных книг. Лично мы считаем, что возможны следующие подходы:

Первый подход — чисто ортодоксальный. Тексты рассматриваются, в качестве данных свыше. Всё сказанное в них неизменно. Речь может идти только о правильном прочтении и истолковании. В текстах скрыта мудрость, которую желательно правильно понять. Этот известный подход существует независимо от нашего желания. К науке он прямого отношения не имеет, хотя некоторые аналогии и сопоставления возможны.
Второй подход — священные книги признаются в качестве культурного и литературного памятника. Можно изучать язык, словарный запас, пытаться определить, насколько это возможно, индивидуальные черты действующих лиц и безымянных авторов. При этом тексты и сюжеты должны сравниваться с аналогичными памятниками культуры и истории других народов. Скажем интересно сравнить сведения об исходе из Египта и тему блужданий Энея после падения Трои. Конкретных тем для исследования здесь великое множество.
Третий подход — тексты рассматриваются как спрессованный исторический и этнологический материал. Они исследуются с целью извлечь максимально возможное число сведений, которые должны подвергнуться сравнительному анализу. Успех Шлимана, раскопавшего Трою, исходя из предположения о реальных исторических событиях, лежащих в основе древнегреческого эпоса, подтверждает продуктивность подобного подхода. Его работы показывают также, какие неожиданности ожидают исследователя, становящегося на этот путь. Ведь Шлиман искал остатки одного города, а нашёл остатки девяти городов, расположенных в одном месте. При этом первый найденный им город, был не той Троей, которую Шлиман искал.

Нам более всего импонирует третий подход. На этом пути создана книга Зигмунда Фрейда: Моисей и монотеизм. Рассматриваемые в ней вопросы близки к обсуждаемой нами теме. Нам не очень понятно, почему о ней М.А Шлянкевичем не сказано ни слова. Из современных книг, написанных в этом же ключе, можно упомянуть книгу М.Л. Верба: Библейские легенды глазами геолога. СПб.: «Наука», 2008 г. 175 с. Автор этой книги, опираясь на библейские тексты описывает ряд интересных геологических явлений. Это прекрасное научное исследование. Параллельно в книге разбираются данных о возрасте патриархов. При этом высказана правдоподобная гипотеза об ошибках в понимании цифровых систем древнего мира, возникшая при первых переводах священных текстов на греческий язык. Сделанный автором анализ цифровых систем древнего мира интересен и сам по себе. Интересна и гипотеза М.А. Верба о роли подсознания в формировании представлений о Б-ге.
Научные методики, применяемые для анализа библейских тестов, могут сочетаться и с абсолютно противоположным подходом. Примером может служить книга Haim Shore: Coincidences in the Bible and in Biblical, Hebrew — iUneverse Inc, 2007. 340 p. Мы бы не занимались этой книгой, если бы проф. М.А. Шлянкевич не сослался на неё, как на материал, в каком-то смысле поддерживающий основную гипотезу. Основная идея книги Х. Шора — установление корреляции между словами Библии, означающим те ли иные понятия, и объективными числовыми характеристиками, связанными с этими же понятиями. Для этого используются числовые значения букв иврита, суммированных по словам. Физические и прочие материальные характеристики взяты из справочников или получены автором книги в результате консультаций. Для оценки корреляции используются хорошие статистические методы. Короче, если не вчитываться и не вникать в суть вопроса, то внешне всё выглядит очень убедительно. На самом деле, всё это некая имитация науки. Исследований такого типа известно очень много. Начались они ещё в древнем мире. Часто их начало связывают с Пифагором и пифагорейцами. Х. Шор подчёркивает, что его методы расчёта несколько иные, но это уже методика обработки. Сам принцип подхода к вычислениям, всегда один и тот же. Подобные расчёты не всегда связаны с иудаизмом. Так, аналогичным способом получено знаменитое число 666, а также и многое иное. Суть таких работ проста. Отбор анализируемых слов-поятий произволен. Математическая обработка в прочитанном нами материале тоже чётко не оговорена. Кстати, аналогичными методами можно написать слово СССР на иврите, и сосчитав получить то же самое число, что и для слова Египет. По правилам гематрии между этими понятиями есть связь. Значит репатриация и исход имеют глубокие аналогии. В книге корреляции часто строятся по трём точкам, что просто недопустимо. В упомянутой книге много внимания уделяется цвету. Для характеристики цвета используются «строгие» значения частот колебаний. На самом деле цвет вообще не физическая, а психофизическая характеристика, связанная с работой глаза (колбочки) и мозга. Ощущение того или иного цвета вызывается электромагнитными колебаниями в широком интервале частот. Поэтому характеризовать цвет одной частотой неправильно. Неправильно одновременно вводить в обсуждение спектральные цвета и такие цвета, которые не входят в спектр (серый, коричневый и т.д.). Внешне всё это имеет серьёзный вид. Здесь обманчива сильная методика, применённая к произвольно выбранным исходным данным. Мы по этому поводу сошлемся на слова нашего друга ныне уже покойного профессора А.Я. Нашельского. Он любил повторять: Математическая обработка и компьютер подобны мясорубке. Если в неё закладывать гнилое мясо, то хороших котлет никогда не получишь.
Приведём ещё один пример. Х. Шор, говоря о числе 72 пишет, что это особое число. Это число мудрецов переводивших библию на греческий и потративших на это ровно 72 дня и т.д. На самом деле, появление числа в Священных книгах 72 иное. В те времена десятичная система не применялась. Были известны системы с основанием 60 и 12. Следы этих систем сохранились в нашей современной жизни. Это: угол в 60 градусов, минуты и секунды времени, Восточный календарь 60=12х5: 12 животных и 5 цветов и т.д. В системе с основанием 12 роль величины 100 играет наше число 144. 72 ровно его половина. Это чисто символическое число. Ведь сорок сороков церквей в Москве вовсе не означает, что их было ровно 1600. Это просто значит очень много. Но Х. Шор идёт дальше. Для того, чтобы получить число 72 он складывает число букв в трёх современных алфавитах: иврит, греческий и английский. Иврит первый язык библии, второй был греческий. А дальше английский. Почему не латинский — третий по срокам язык Библии? «Обоснование» использования английского алфавита в том, что количество Библий, изданных на этом языке, наибольшее. Откуда эти сведения? Может быть Библий напечатано больше на испанском языке? Тогда, правда 72 не получится. Но ведь в начальный период распространения Библии на территории Англии в английском алфавите использовалось только 23 буквы (монах Бертфер), да и писалось тогда всё на латинском. Более того, если число букв в иврите 22 разделить на число дней творения 7, то с достаточной точностью получится число π. Кстати, 22/7, как отношение длины окружности к её диаметру нашёл ещё Архимед. Проф. Х. Шор на семинаре не выступал. Поэтому мы бы о его книге с удовольствием бы и не говорили. К сожалению, применение сильных математических методов к неверным посылкам — приём, который используется и в ряде других, цитируемых в поддержку гипотезы материалах. Вот это и печально — критику такой методики легко перенесут на критику изложенной на сайте ЭНС гипотезы. А это уже ни к чему.
У читающих этот материал естественным образом должен возникнуть вопрос о том, на каком основании мы, не генетики и не специалисты в библейской тематике, позволяем себе выступать с критическими замечаниями в этих областях. Только ли на своём секулярном мировоззрении мы основываем наши рассуждения? Ответ мы попытаемся дать в следующем разделе.

Полнота описания и общие приёмы исследовательской работы.

Ты вылечил девушку! – Старик задохнулся.
Но что ты понимаешь в болезнях!
Ты, невежда, шут и голодранец!
Я ничего не понимаю в болезнях,
зато я понимаю в девушках, —
ответил Ходжа Насреддин.
В. Соловьев «Возмутитель спокойствия».

Мы уже отметили, что эпигенетическую гипотезу можно сформулировать следующим образом. Между жёстко наследуемой генетической информацией и той информацией, которая накапливается в течение жизни индивидуума, имеется ещё промежуточный уровень информации. Он передаётся от поколения к поколению. С другой стороны он со временем может перейти на более низкий уровень наследуемой информации, которая записывается в генетическом коде. Этот уровень является некоей границей между чисто адаптивным быстрым приспособлением к окружающей среде и консервативным: сохранение свойств организма. Некие общие соображения на этот счёт имеются в нашем материале на семинаре. (Этот материал является перепечаткой статьи в Международном журнале прикладных и фундаментальных исследований 2011, № 8, с. 47-51). Как уже отмечалось несколько авторов подошли к этой гипотезе с разных позиций. Это обеспечивает повышение полноты описания. С другой стороны разные обоснования повышают и вероятность правильности гипотезы. Уже во время литературной правки этого материала на сайте ЭНС появилось выступление доктора Э. Менджерицкого. В нём фактически также идёт речь об иерархических уровнях информации в мозге. Это косвенно согласуется с тем, что только-что сказано. Вообще же эти идеи впервые, насколько нам известно, стал развивать профессор Е.А. Седов. Он ввёл для описания этого явления термин иерархическая компенсация. Это явление называют Теоремой Седова.
В ряде выступлений на сайте ЭНС для обоснования обсуждаемой гипотезы привлекаются дополнительные соображения. Мы рассматриваем их не с позиций генетики или с позиций текстологического изучения священных книг. Здесь мы дилетанты. Однако, возможен ещё один подход. Он исходит из того, что как бы ни различались между собой области исследования и используемые приёмы, любое исследование должно подчиняться ряду общих законов. Эти законы и правила изучаются наукой, называемой Методика исследовательской работы. Так называется учебный курс, преподающийся в ряде российских университетов. На грани 80-90-х годов прошлого столетия мы принимали участие в создании программ этого курса и написали книгу: В.Н. Романенко, А.Г. Орлов, Г.В. Никитина Книга для начинающего исследователя-химика — Л.:Изд. «Химия» ЛО. 1987. Подобные книги известны и на Западе. Идеи общих методических подходов к любому исследованию имеют давнюю историю. Отсчёт можно вести от Аристотеля с его Логикой. Лично мы для себя за начальную точку берём труды Ф. Бэкона и, конечно же, Р. Декарта с его Рассуждением о методе.
В общей методике исследования известно много общих законов. Подразумевается, что эти законы всем известны и поэтому никогда не нарушаются. Мы не можем взять на себя смелость кратко сформулировать здесь все основные правила, которым должно подчиняться исследование. Однако, мы укажем на несколько широко распространённых ошибок. К ним, в частности, относится:
Использование взаимно противоречивых допущений;
Нечёткость в формулировке исходных предположений и аксиоматики;
Перенос результатов в область, которая не отвечает исходным предположениям;
Выборочный (произвольный) отбор данных;
Избыточное, а иногда, наоборот, недостаточное количество используемых сведений;
Отсутствие согласования с данным для смежных и перекрывающихся ситуаций;
Отсутствие сведений о других работах, выполненных в исследуемой области;
Произвольное и необоснованное истолкование результатов.

Оценка исследования с этих позиций позволяет взглянуть на обсуждаемую гипотезу под новым углом зрения. Однако, прежде чем переходить к намеченной программе изложения, следует ответить ещё и на вопрос о соотношении чисто религиозного (ортодоксального) и рационального (атеистического) подходов к проблеме.

Разные подходы к описанию Вселенной

Человек лишь тростник, самый
слабый по природе, но он мыслящий
тростник.
Блез Паскаль «Мысли».

Человек отличается от животных наличием разума. Это проявляется в том, что человек способен и стремится рассуждать об отвлечённых вещах, а также в том, что он пытается понять самого себя, то есть обладает рефлексией. Для нас существенно ещё одно обстоятельство — человек способен передавать опыт, усвоенный одними особями, другим особям. Речь идёт об опыте, который не закреплён в наследственных механизмах. Способность к рефлексии и отвлечённым рассуждениям позволяет человеку на основании полученной информации строить предсказания на будущее и, хотя бы частично, объяснять прошлое. Это изложено в книге: Дж. Палмер, Л. Палмер Секреты поведения Homo Sapiens. Эволюционная психология (L.K. Palmer, J.A. Palmer The Ultimate Origins of Human Behavior. Evolutionary Psichology) — СПб.: Прайм-Еврознак, 2007. Предсказать очень далеко вперёд, так же, как и оценить то, что было очень давно, ни один человек не может. Он также не может разобраться во всей сложности наблюдаемой Вселенной. Это заставляет его строить упрощённые модели. Эти модели имеют ограничения, прежде всего, времéнные. Любая модель, любое объяснение действительности опираются на некоторые недоказуемые понятия или аксиоматику. В конечном итоге эта аксиоматика исходит из интуиции. По мере развития знаний об окружающем мире набор аксиом меняется. Тем не менее, всегда в базовых положениях о свойствах Мира всегда есть некая недоказуемость. Онаь присутствует в рассуждениях любого человека. Одно из главнейших различий личной аксиоматики — это поиск объяснений не до конца понятого или известного лишь частично.
Итак, человек не всё знает и строит упрощённые модели. При этом допускается, что всегда есть некоторая непознанность, которая со временем хотя бы частично может быть объяснена. Это источник научного подхода. Второй способ объяснения — это наличие некоторой неизвестной, обычно всё знающей субстанции. Сама по себе она считается непознаваемой в принципе. Такой подход является основой религиозного мировоззрения. То, что мы только что в упрощённой форме сказали, давно известно: и наука, и религия имеют своей целью одни и те же вопросы, но исходные положения для ответа на них разные. В согласии с гуманитарным пониманием теорем Геделя, можно сказать, что получить ответ на вопрос о правильности одного из этих подходов, находясь внутри системы человек — знание, в принципе невозможно. Нам здесь достаточно признать существование этих двух подходов к пониманию Вселенной.
В плане выявления эволюционных факторов для возникновения религиозного мировоззрения сейчас сделано очень много. Сошлёмся на работы с сайта: http://ethology.ru/library. Вот несколько выписок :

Иногда эволюция мозга приводит к формированию очень странного поведения, на первый взгляд необъяснимого. Например, в большинстве человеческих сообществ формировались системы религиозных верований, и многие из них сохранились до наших дней. Тот факт, что религии создаются и поддерживаются, говорит о том, что они приносят коллективу какую-то пользу.

Новая наука, эволюционное религиоведение, предлагает два основных подхода к объяснению существования религии. Её можно рассматривать как побочное следствие эволюции каких-то других психических функций или же как полезную адаптацию. Эти два подхода не являются взаимоисключающими.
Человеческие детёныши проявляют большую способность к индоктринации, то есть к безоговорочной вере в любые тезисы, предложенные взрослыми. При прочих равных гораздо безопасней, удобнее, быстрее учиться у взрослых, чем на своих собственных ошибках». Дети, склонные верить взрослым на слово, лучше выживают и передают свои гены, ведь они не станут есть красивые ядовитые ягоды, если родители запретили им это делать. в.
…. важная предпосылка для формирования религии — это образование крупных сообществ, в которых не все люди знают друг друга в лицо. Пришлось искать способы поддержки больших групп. Одной из таких адаптаций, по-видимому, стала способность распознавать и высоко ценить сложные дорогостоящие и трудноподделываемые сигналы, смысл которых “я свой, я один из группы, я один из вас, мне можно доверять”. И религии могли использовать это свойство психики для своего распространения.».
Важно отметить то, что с течением времени знания человека о Вселенной увеличиваются. Поэтому новые сведения, законы и понятия должны постоянно вводиться, как в систему научных, так и в систему религиозных взглядов. Это просто сделать когда вводятся сведения, которые просто дополняют и расширяют уже имеющийся набор знаний и понятий. В то же время в потоке новых сведений имеются и сведения так просто не входящие в уже сформированную систему знаний. Среди них есть и ошибочные, и спорные, и принципиально новые факты и явления. Новые явления поддаются правильному истолкованию не сразу. Появление же новых знаний, идей, различного рода этических и других новых понятий происходит постоянно. Поэтому процесс их распознавания и обсуждения идёт непрерывно. Он не прост и во многом драматичен. Ещё более сложно введение новых положений в уже существующую систему.
Поясним ситуацию легко понимаемой аналогией. Где-то в начале 50-х годов прошлого века на одном из автозаводов СССР запустили конвейер для сборки новой модели грузовых автомобилей. И сам конвейер, и технология, и конструкция машины были не вполне совершенны. Доработка шла постоянно, и все полезные предложения немедленно внедрялись в практику. Вскоре обнаружилось, что постоянное внедрение в практику даже самых выгодных предложений нельзя делать непрерывно, так как это серьёзно нарушает производственный процесс. Было решено останавливать конвейер раз в квартал, и тогда сразу в течение двух-трёх дней внедрять сразу все новшества. Естественно, что при всех благих намерениях невозможно спланировать внедрение новых понятий ни в научное, ни в религиозное мировоззрение. Это процесс спонтанный. Он проявляется в форме научных революций по терминологии Т. Куна. В религиозной сфере это проявляется в виде появления новых религий, ересей и даже религиозных войн. На разных этапах человеческой истории драматичность этих событий и пути снятия противоречий были разными.
Сложившиеся научные и религиозные понятия, то есть аксиомы, в результате естественного прогресса в нашем познании Природы устаревают. История эмпирически нашла выход из этого противоречия. Он сводится к тому, что новые идеи, даже если они полностью не укладываются в уже имеющиеся рамки, пытаются приспособить к имеющейся системе. Обычно это достигается тем, что спорные идеи полностью не уничтожаются, а отодвигаются в маргинальную область. И наука, и религия при столкновении с новыми фактами вынуждены сравнивать их с устоявшейся системой на основании экспертных оценок. В науке речь идёт о соответствии новых фактов действующей парадигме. В религии речь идёт о соответствии новых взглядов заветам, канонам, святым книгам и т.п. В развитом социуме для этих целей рано или поздно возникает соответствующий аппарат. Любой аппарат, даже общественный, живёт по своим законам и всегда стремится превратиться в контролирующий и даже управляющий орган. При этом часто и научная парадигма, и религиозные установления превращаются в нечто незыблемое и тщательно охраняемое. Научная парадигма при этом превращается в учение. В религии застывшая система сводится к неизменным заповедям, заветам и т.д. Важно то, что и при научном, и при религиозном взгляде на Вселенную проблемы соотнесения сложившихся взглядов и новых фактов и идей имеют в своей основе одинаковую природу. Более того, проблемы решения этой задачи в обеих областях человеческого знания одинаковы. В конечном итоге они сводятся к обучению экспертных кадров. Вот о некоторых элементах этой подготовки и идёт речь в обсуждаемой нами гипотезе.

Кадры для оценки новых идей

Библия как человек, если её долго мучить, то
можно получить ответ на все вопросы.
(Анонимная цитата из Интернета)

В системе философского образования происходит
почти дарвиновский отбор догматиков, которые
склонны к созданию схоластических схем.
Михаил Немцов

И в науке, и в религии, и в политике людей, работающие в экспертных системах, можно грубо разбить на несколько типов:

Обычные служаки. Они исполняют свой долг, ни о чём не задумываясь. Чаще всего они просто следуют указаниям свыше.
Карьеристы, стремящиеся получить власть.
Люди, искренне верящие в незыблемость защищаемых догм.
Циники, прекрасно видящие слабость защищаемых положений.
Люди, хорошо понимающие, что защищаемые ими по должности положения, приходят в противоречие с новыми фактами и обстоятельствами. Часто они искренне пытаются придумать различные схемы для введения новых положений в старую систему.

Два последних типа наиболее интересны для нашей темы. Эти люди изворотливы, обладают своеобразной изощрённой логикой и способны к незаурядному творчеству в рамках принятой системы взглядов. Любая система заинтересована в таких специалистах и организует их подготовку. Подготовка — это различные идеологизированные философские школы, юридические учебные заведения и, конечно же, школы религиозного воспитания. Именно о таком типе обучения и идёт речь в обсуждаемой нами гипотезе. Нам представляется убедительными соображения о том, что подобное обучение способствует развитию интеллекта. Можно полагать, что повторяемость подобного обучения в течение нескольких поколений действительно может закрепиться в некоторых стереотипах поведения и, значит, имеет большую вероятность наследоваться в течение ряда поколений. Сколько поколений нужно, чтобы произошло закрепление, не ясно.
Никак не следует, однако, что такое обучение характерно только для одной нации. Повторение специализированного на тонких логических ходах обучения характерно, в частности, для многих семей юристов. Такое воспитание встречается во многих религиях. Так, о пользе схоластического обучения у католиков говорилось и писалось неоднократно. Полезно отметить, что «золотой век схоластики» связан с проникновением в Средневековую Европу арабских и еврейских религиозных книг. Во всяком случае схоластика тоже придавала уму обучающегося необходимую гибкость, способствуя развитию интеллекта. Подчеркнём, что во всех хорошо установленных случаях речь идёт о пользе «гибкого» обучения и о его преемственности. Надёжных данных о закреплении этих особенностей в потомстве нет, хотя это предположение можно считать разумным. Несомненно представляет интерес надёжно сравнить длительность (в поколениях) такого обучения и более или менее достоверные результаты оценки творческих способностей. Есть ли такие убедительные сведения мы просто не знаем. Требование гибкости в различного рода казусах всегда требовалось во многих ситуациях. В настоящее время в Китае для развития гибкости ума детей чуть ли не с пятилетнего возраста начинают обучать решению задач по игре в Го (китайские шашки), а в более старшем возрасте и в шахматы. Считается, что при этом формируются навыки, необходимые для жизненного успеха.
Примеры гибкости подобного рода интересны и поучительны. Приведём два примера. Начнём с исторического. В конце 40-х годов XX века вслед за дискуссией, посвящённой генетике, началась дискуссия, затрагивавшая физику и химию. Мы были тогда студентами и помним эту дискуссию не понаслышке. Объявленной задачей было: «очистить советскую науку от буржуазных, идеалистических теорий» и «рабского преклонения перед буржуазными научными авторитетами». Была напечатана статья В.Е. Львова: Против идеализма в физике. Она была направлена против теории относительности. Основным объектом критики стала теория резонанса. Б.М. Кедров в статье Против «физического» идеализма в химической науке писал:

Мезомерийно-резонансная теория в органической химии представляет собою такое же проявление общей реакционной идеологии, как и «вейсманизм-морганизм» в биологии, как и современный «физический» идеализм, с которым она тесно связана.

В 1951 году было проведено Всесоюзное совещание, осудившие и саму теорию, и многих авторов. Ситуацию спасли работы над атомной бомбой. В результате дискуссию незаметно свели на нет. Дело тихо шло к забвению, хотя официально никаких критических слов обратно никто не брал и извинений не приносил. Так бы и помнили об этом только непосредственные участники, да историки науки. Однако, во время активной стадии дискуссии, что называется «под раздачу», попал известный учёный Linus Carl Pauling. Что думали по этому за рубежом никого не волновало, также как и то, что за свои работы в этом направлении он получил Нобелевскую премию по химии (1954 год). Эта история получила неожиданное продолжение. Иностранный учёный выступил против атомной бомбы и получил Нобелевскую премию премию мира (1962 год). В СССР в те годы имелась аналогичная ей Ленинская премия За укрепление мира между народами. Скорее всего отделы ЦК, ведавшие идеологией в науке и внешней политикой, не очень согласовывали между собой свои действия. Во всяком случае в 1970 году упомянутый учёный получил в СССР и эту премию. В общем получилось некрасиво: отъявленный идеалист и реакционер, враг всякого прогресса и вдруг борец за мир! Выход был найден. Мы специально не транслитерировали фамилию Pauling на русский язык. Строгих правил эта операция не имеет, и фамилию по-русски можно написать и произносить по-разному. Этим и воспользовались. За теорию резонанса критиковали Лайуса Паулинга. Ленинскую же премию получил Лайус Полинг. С годами только этот вариант написания и сохранился. Ну, а в тот момент — начало 70-х, решение было изящным. Оно свидетельствовало о гибкости ума его авторов.
Перейдём ко второму примеру. 2011 год мы встречали в Израиле. Иерусалим и его окрестности самостоятельно осматривать мы не решились. Нам порекомендовали квалифицированного экскурсовода. Рекомендация оказалась удачной. Этот человек получил хорошее математическое образование в Москве, затем заинтересовался иудаизмом, что-то преподавал в одной из московских религиозных школ, стал её директором. После репатриации он создал небольшую туристическую фирму. Мы провели вместе около трёх дней. Во время одной из наших бесед около могил патриархов зашла речь об их долголетии. Мы перед этим прочитали соответствующий раздел книги М.Л. Верба и сослались на неё. Как разумный человек, он понимал странность такой длительной жизни. Как человек ортодоксальный, он не мог себе позволить ни на шаг отойди от написанного в Священных книгах. Его ответ оказался очень интересным. Сказал он примерно следующее: «Вы хорошо образованные люди и знаете, что в теории относительности временные интервалы зависят от скорости движения координатной системы. Так вот всё просто — мы и Патриархи находимся в разных координатных системах». Обсуждать теорию относительности здесь неуместно. Однако, следует признать, что гибкость ума, развитая при обучении, проявилась в этом объяснении в полной мере.
Таким образом, больших сомнений в том, что определённые виды обучения, и не только чисто религиозного, способствуют формированию особого типа логического мышления, несомненна. Эта гибкость в некотором смысле универсальна. Не случайно в нынешней России многие бывшие философы-марксисты перешли на религиозную тематику. В русскоязычном Интернете можно встретить выражение: марксист-богослов. По словам анонимного сетевого автора эти люди оказались широко востребованными, так как обладают умением хорошо жонглировать цитатами. Всё сказанное говорит в пользу гипотезы о роли специального образования, в том числе и религиозно-ортодоксального.

Мнения и знание

Нежелание задать правильный вопрос,
часто свидетельствует о нежелании
(или боязни) услышать правильный ответ.
М.С. Солонин.

Любой человек, а исследователь тем более, всегда упорядочивает полученные факты и сведения. Исходным пунктом любой гипотезы можно считать личное мнение исследователя. Важно то, что любое исследование опирается на гипотезу, а она исходит из некоего убеждения (мнения) её автора. Обоснованность и убедительность мнений может быть разной. Несомненно одно — если мнение поддерживается многими людьми в течение длительного времени, оно имеет под собой определённые обоснования. Именно такая длительность может превратить мнение в стойкое убеждение. Если говорить о мудрости евреев, то ещё в III веке н.э. неоплатоник Порфирий писал: Мудрости дар улучили халдеи одни и евреи / Те, что праведно чтут самосущего Бога. Цитат мнений и высказываний на эту тему можно найти великое множество. Во всяком случае серьёзные обоснования для гипотез об особом интеллекте евреев безусловно существуют.
То, что обсуждается нами, отнюдь не является проверкой или попыткой подтверждения гипотезы о повышенном интеллекте евреев. На самом деле обсуждается только гипотеза, призванная объяснить причины этого высокого интеллекта. Иными словами, само наличие повышенного интеллекта не оспаривается и не проверяется. В общем, был предложен и обсуждён возможный механизм формирования повышенного интеллекта в процессе обучения. Всё, что обсуждалось в предыдущем разделе, говорит за то, что процесс обучения на самом деле формирует особую гибкость мысли. Её можно считать одной из форм повышенного интеллекта. В то же время нигде и никем не показано, что такая форма обучения существует только у евреев. Имеется много примеров того, что особые тренировки ума свойственны обучению определённым профессиям, которые характерны для социальной жизни разных народов. По нашему разумению, правильно ставить вопрос следует так: способствуют ли определённые формы обучения развитию повышенного интеллекта и закрепляются ли они в потомстве, в том случае, если такое обучение продолжается в течение нескольких поколений. Только если такая гипотеза будет подтверждена, имеет смысл рассматривать то, как она проявляется у разных народов в связи с принятыми у них традиционными формами обучения. В настоящее время можно предложить ряд методов, которые могут пролить свет на этот вопрос.
Авторы любой гипотезы «болеют за неё». Есть даже специальный термин Комплекс Пигмалиона. Он описан в книге М.Д Голубовского: Век генетики: Эволюция идей и понятий — Спб.: Борей-Арт, 200, 262 с. Приводим соответствующую цитату:

Чувство убежденности, что обнаруженная закономерность или концептуальный конструкт истинны, открывает новые грани реальности, сопутствует настоящему творчеству. Отсюда следует, что не упреком, а похвалой будет звучать реплика, что исследователь относится к своему открытию или гипотезе как Пигмалион к Галатее. Иначе и быть не может. Недаром даже всемогущий Господь на шестой день своих творений не смог сдержать восклицания, что «это хорошо!». На седьмой день сотворения мира Господь почил ото всех дел. А у человека — исследователя, творца возникает естественное стремление убедить других.

По этому поводу можно сказать лишь одно: в вещах, которые связаны с личным отношением к проблеме важно иметь чувство меры. Мы уже писали, что в поддержку гипотезы о повышенном интеллекте евреев, в качестве дополнительных соображений приводятся два обстоятельства. Одно — это близкородственные браки у евреев в библейский период, а второе — это позитивная селекция. Рассмотрим эти соображения.

О близкородственных браках (инбридинге)

Задавать себе вопросы очень полезно,
но отвечать на них очень опасно.
М. Блок.

Возможность усиления ряда свойств в цепочке близкородственных браков хорошо известна. Явление может быть и положительным, и отрицательным. Иногда обсуждаются вопросы и о том, что, если близкородственные браки продолжаются во многих поколениях, то может произойти полное исчезновение «вредных» свойств в результате вымирания. В качестве примера рассматривают племя тамилов. Эти вопросы важны. Их лучше обсуждать на профессиональном уровне и опираться на конкретные числовые данные. Мы же хотим обратить внимание на другие обстоятельства. То, что сказано по этому поводу в обсуждаемых на ЭНС материалах, фактически сводится к следующему:

По крайне мере ряд факторов, которые влияют на интеллект, связан с рецессивными генами. Эти факторы более активно проявляются при близкородственных браках.
Отрицательные свойства, связанные с близкородственными браками уничтожаются свыше.
Наличие близкородственных браков прослеживается по Библии. Поэтому их наличие у других народов в тот же самый период не рассматривается.
Поскольку вопрос рассматривается только на основе библейских тестов, анализ других случаев систематических близкородственных браков автоматически исключается из рассмотрения.

Два последних момента соответствующими авторами считаются очевидными. Поэтому на них мы и сосредоточимся.
Евреи — народ книги. Они оставили огромное количество записанной в священных книгах информации. Из этого, однако, не следует, что современным исследователям ничего не известно о жизни соседних с ними древних народов. Близкородственные браки, инцест, промискуитет и многожёнство на определённой стадии развития культуры были свойственны многим, а возможно и всем, древним народам. Об этом пишет и Зигмунд Фрейд в книге, посвящённой Моисею. Поэтому правильная постановка вопроса об особенностях одного древнего народа требует сравнений и выявления отличий в его жизни. Это не только не сделано, но даже и не обсуждалось на сайте ЭНС. В то же самое время нужные сведения имеются. Так в Древнем Египте, как и в некоторых доколумбовых индейских государствах, требования «равенства крови» приводили к бракам между братьями и сёстрами. Культурная близость Египта и древних еврейских государств очевидна. Интеллектуальные достижения Древнего Египта ни в коем случае не уступают таковым в древнееврейских царствах. Приведём выдержку из книги В.П. Эфроимсона: Генетика этики и эстетики — М.: Тайдекс Ко, 2004. 382 с.:

Конечно, в доисторические времена, в период дикости, когда инцест и кровнородственные связи были очень часты, естественный отбор, отметая больное потомство этих браков, «держал» фонд рецессивных дефектов человека на низком уровне. Были, конечно, и исключения. В Древнем Египте женитьба фараонов на сестрах была почти правилом. Аахмес I (1580 г. до н. э.), родившийся от брата и сестры, правил 24 года и изгнал гиксосов из Египта после их долгого владычества; Аахмес I женился на своей сестре Нефертари, в результате родился талантливый Аменхотеп I, реформатор. Ряд инцестных браков привел к появлению знаменитой красавицы Аахамес. Великая королева Хатшепсут (Гатшепсу), великий фараон Тутмос III тоже происходили от долгого ряда инцестных браков. Поразительную смелость и энергию проявил царствовавший 17 лет Эхнатон (Хунатен), который ввел почитание солнца. Но сколько было уродов? Тутанхамон, например, был болезненный и рано умер. Династия Птолемеев после четырех поколений нормальных браков поддерживалась много поколений инцестными браками. Большинство были энергичными и дельными администраторами. Последняя в роде — Клеопатра — была красавицей, умной и безгранично смелой. Но по степени вредности инцеста в настоящее время можно уверенно утверждать, что он и в те времена был достаточно вреден.
В таких вещах ответить на все возникающие вопросы трудно, а может быть и просто невозможно. Тем не менее, достаточно только попытаться сформулировать эти вопросы, чтобы понять то, что дополнительная аргументация о роли близкородственных браков древности на становление высокого интеллекта евреев, абсолютно не убедительна. Прежде чем её отбросить, постановку вопроса разумно видоизменить. Следует поставить вопрос так: имеются ли в более поздние времена зафиксированные случаи длительных близкородственных браков и, если такие случаи имеются, то как это сказывается на интеллекте. Ответ известен. Близкородственные браки, которые хорошо и надёжно зафиксированы, характерны для королевских, герцогских и других знатных фамилий. Во многих случаях есть генеалогические деревья и имеется много сведений о личных характеристиках членов соответствующих семейств. В одной из работ, кажется она принадлежит М.Д. Голубовскому (цитируем по памяти) отмечается, что человечество могло пожертвовать своей элитой для «генетических экспериментов». Печальная судьба вырождения многих королевских семей известна. Достаточно вспомнить причины войны за испанское наследство. Последний испанский Габсбург Карл II был человека тяжело больным, импотентом и т. д. Для него вычислялся т.н. коэффициент имбридинга, оказавшийся равным 0,2 (это большое значение). Известны процессы вырождения королевских семей во Франции. Имеются и другие сохранившиеся генеалогические деревья. Они позволяют сделать ряд интересных генетических выводов. В этом плане сошлёмся на: Дж. Сент-Клер, М.Д. Голубовский — По следам викингов: поиски гена близнецовости. Природа 2008, № 10(1118) 3-15. Анализ этой статьи позволяет утверждать, что история сохранила достаточно много нужных сведений о семействах с зафиксированными долгое время продолжавшимися близкородственными браками. При этом очевидно, что ожидавшиеся из теоретических соображений различные генетические «аномалии», могут быть надёжно выявлены. Скорее всего, анализ специфики интеллекта в таких семействах не проводился просто в силу его сложности и ненадёжности методов оценки умственного потенциала, особенно в далёком прошлом.
Упомянутая работа Сент-Клера и Голубовского обращает внимание на важное обстоятельство, а именно: близкородственные браки распространены не только среди знати, но и просто в малых по численности популяциях. Такие популяции существуют и поныне. Так в Европе это популяции на небольших островах и в горных долинах. То, что в этих популяциях более активно выделяются признаки связанные с рецессивными генами, можно проследить по среднему проценту мужчин-дальтоников. В среднем по Европе он характеризуется значениями в пределах (9,5 — 10,5)%. В тоже самое время на некоторых малых островах Северного моря и в долинах Словакии этот процент возрастает до 15%. Иными словами, определённые наследственные особенности, которые связывают с повышенным числом близкородственных браков, в этих популяция надёжно выявляются. В принципе исследовать в этих популяциях распределение умственных способностей возможно. Для этого нужна, конечно, надёжная методика оценки этих способностей и установление определённого стандарта в социальных условиях с основной частью Европейского континента. Эта задача, не так проста в организационном отношении, как кажется. Тем не менее, такую задачу полезно сформулировать.. В общем же без обсуждения этих возможностей, широкого литературного поиска и проведения экспериментов, вопрос о привлечении проблемы близкородственных браков, зафиксированных в Библии, в качестве дополнительного аргумента к гипотезе о наличии и путях возникновения повышенного интеллекта евреев, представляется преждевременным и необоснованным.
В заключение приведём ещё одну цитату из книги В.П. Эфроимсона:

М. Адаме и Дж. Ниль (Adams M. S., Neel J. V., 1967) обследовали 16 детей из 12 инцестных связей брата с сестрой и 6 — отца с дочерью. Матери обычно очень молоды и частью умственно неполноценны. Из 18 детей только 7 оказались к шестимесячному возрасту нормальными. Из остальных 2 умерли вскоре после рождения, 1 умер от гликогенеза, 1 имеет заячью губу, у 2 — тяжелая умственная отсталость, параличи и судороги, у 3 — умеренная умственная отсталость, коэффициент интеллекта около 70. Сходные результаты получила Зееманова, сопоставившая 161 ребенка от инцестных связей, установленных в судебном порядке, с 95 их полубратьями-полусестрами, родившимися от неинцестных браков. 88 детей происходили от связи отца с дочерью, 72 от связи брат-сестра, 1 от связи мать-сын. Среди 161 инцестных детей 40 имели серьезные врожденные уродства, 43 страдали имбецильностью, иногда идиотией, была резко повышена частота глухонемоты. В первый год после рождения умерло 27 инцестных детей из 157, тогда как в контрольной группе родственных им, но неинцестных детей — 7 из 93. Конечно, в период дикости инцестные браки были гораздо менее опасными, чем теперь, однако и тогда вред инцестных связей не мог не бросаться в глаза. При инцесте коэффициент инбридинга (кровного родства) 1/4 (0.25), и риск для потомства арифметически в четыре раза выше, чем в браке на кузине, но вероятность поражения при инцесте гораздо более высока, чем следует из сопоставления коэффициентов инбридинга, потому что действие вредных рецессивных полигенов, вероятно, нередко не суммируется, а перемножается.

Мы приводим этот материал в качестве свидетельства того, что роль близкородственных браков можно изучать и в наше время. Во всяком случае, пренебрегать этими данными, историческими свидетельствами и т.д., и ссылаться только на не очень чёткие факты, описанные в Библии, недопустимо.

Была ли на самом деле позитивная селекция

Фельдкурат Отто Кац, типичный военный священник,
был еврей. Впрочем, в этом нет ничего удивительного:
архиепископ Кон тоже был еврей, да к тому же близкий
приятель Махара.
Ярослав Гашек «Похождения бравого солдата Швейка»

Упрощённо мысль о позитивной селекции, высказанная в связи с вопросом об еврейском интеллекте, сводится к следующему: умные оставались в составе общины, а глупые уходили из неё. На основании каких фактов высказано это предположение? Чтобы здраво судить о нём, надо иметь хотя бы приблизительное представление о численности людей оставшихся в общине и ушедших из неё. Невредно было бы иметь сведения и о тех, кто принял иудаизм. Кроме того, нужно иметь хоть какие-то оценки умственных способностей. Никто из тех, кто оперирует представлениями о позитивной селекции, таких данных не приводит. Это не удивительно. Эти данные, если они и имеются, можно извлечь только путём длительного кропотливого труда в различных архивах и библиотеках.
Имеющиеся сведения относятся к поздним временам. Можно ожидать, что их обработка позволит оценить численности общин и даже число переходов из еврейской общины вовне и даже в обратном направлении. Однако, полагать, что при этом будут получены надёжные сведения об умственных способностях в этих группах людей, и это позволит выполнить сравнительный анализ, маловероятно. Единственное более или менее достоверное, что сейчас доступно для анализа — это сведения о ряде выдающихся деятелей, которые так или иначе своими корнями связаны с иудаизмом. Можно найти много биографических данных о людях, по разным причинам вышедшим из еврейских общин и активно проявившихся в разных областях деятельности. Всех этих людей ни в коей мере нельзя считать интеллектуально ущербными. В это число попадают все евангелисты и апостолы, Иосиф Флавий, один из римских пап, множество кардиналов, знаменитые Бенедикт Спиноза и Маймонид. В последние два века — это знаменитый английский премьер-министр и писатель Бенджамен Дизраели, экономисты Карл Маркс и Давид Рикардо, огромное число деятелей искусств, первый строитель лондонского метро и т.д. Список этот огромен. Не трудно составить и список знаменитых евреев, остававшихся верными иудаизму. В обеих списках невозможно выделить число людей с выдающимся интеллектом, так как на самом деле интеллект часто просто отождествляется с жизненным успехом. Соотнести же число интеллектуалов с общей численностью рассматриваемых групп населения почти невозможно. Это очень трудно определить даже для недавнего времени, когда был налажен учёт народонаселения. Тем не менее, кое-какие исследования этого плана имеются. Так в 1911 Maurice Fishberg издал книгу: Jews, Race and Environment. Книга недавно переиздана. Ниже приводится содержание первой главы этой книги, взятое из русского перевода:
Количество и распределение евреев в Мире
Количество евреев в Древнем Мире — В течение Средневековья — В течение девятнадцатого столетия — Распределение евреев в Европе — Количество и распределение в Северной и Южной Америке — В Азии, Африке и  Австралии — Общее количество евреев — Недавние изменения в распределении — Евреи в англоязычных странах — Евреи-горожане — Причины предпочтения городской жизни — Акклиматизация — Причины хорошей приспособленности евреев к акклиматизации.

Как видно из этого материала, грубые попытки некоторых количественных оценок были небезнадёжны уже сто лет тому назад. Те сведения, которые имеются в наличии о далёком прошлом, говорит не в пользу предположения о роли позитивной селекции. Не мы одни склоняемся к такому выводу. Приведём в качестве примера соображения, высказывавшиеся по этому поводу на сайте ЭНС:

Модель «отсеивания при гонениях» не выглядит достаточно убедительной, особенно применительно к ашкенази: нет никаких документальных данных о практике «выталкивания» из еврейских общин «недостаточно умных» ее членов. Более того, если бы это было на самом деле, в геномах окружающих народов (литовцы, поляки, русские) было бы значительно больше «еврейских генетических маркеров», чем это наблюдается в настоящее время. В этом отношении показателен пример Испании и Португалии, из которых было изгнано большинство евреев, но немалая часть их все же осталась, приняв христианство. Недавние исследования показали, что почти каждый пятый из нынешних жителей этих стран несет в себе генетические маркеры мужской Y хромосомы, характерные для евреев. И это при том, что исходно евреи составляли менее 1 процента населения Иберийского полуострова. Такой мощной «генной экспансии» не наблюдалось ни в одной из стран северо-западной, центральной и восточной Европы.
Таким образом предположение о позитивной селекции при всей его внешней заманчивости нельзя считать убедительным. По этому поводу разумно повторить сказанное по поводу аналогичных ситуаций Зигмундом Фрейдом в его, уже упоминавшейся нами книге о Моисее. В ней, в частности, написано: То, что кажется правдоподобным, не всегда является истиной. В конечном итоге оба дополнительных довода, которые использовались для поддержки основной гипотезы о формировании повышенного интеллекта в процессе традиционного еврейского обучения, оказываются несостоятельными. Полностью их отвергнуть нельзя — они просто не доказаны.

Как можно оценить интеллектуальные способности.

Надо не просто знать, но
и уметь анализировать знание.
А для этого нужны
соответствующие инструменты.
Георгий Сатаров

Возможны разные подходы для оценки интеллектуальных характеристик личности. Наиболее естественный — это экспертные оценки. Группа специально отобранных специалистов — экспертов, на основе бесед, впечатлений, изучения различных имеющихся данных, оценивает интеллектуальные способности той или иной личности. Такие методики могут иметь разные названия. Для массовых обследований они пригодны не всегда. Затруднительно их применение и к прошлому. Развитие экспертной методики — это применение стандартизованных массовых тестов. Они применяются для определения т.н. IQ (Intelligence quotient). (В русскоязычной литературе часто использовалось обозначение КИ — Коэффициент интеллекта.). Использование этого коэффициента связано со множеством трудностей. Основная трудность в том, что это величина интегральная. Иными словами, коэффициент IQ рассматривается, в качестве универсальной характеристик. В то же время сам интеллект складывается из разных элементов, то есть является многофакторной величиной. Так L. Thurston отмечал наличие 7 составляющих интеллекта, H. Gadner говорил о 8 и т.д. В то же время этот недостаток IQ превращается и в его достоинство — одной величиной проще оперировать при различных сравнениях. Однако, истолкование результатов при таком анализе неоднозначно.
Определённые нарекания вызывает и сам подсчёт IQ. Разные составляющие этой величины определяются с помощью разных тестов. Учёт их вклада зависит от т.н. весов, которые приписываются каждому тесту. Поясним это примером, взятым из спорта. В легкоатлетическом многоборье спортсмен бегает, прыгает, толкает ядро, мечет копье и т.д. Результаты для каждого состязания переводятся в очки. Для получения итогового показателя очки складываются. Если две беговые дисциплины легко сравнить условным пересчётом времени, то сравнить высоту прыжка в сантиметрах и расстояние полёта ядра в метрах очень непросто. Та же картина характерна и для получения итогового показателя IQ. Здесь числа (очки) полученные при каждом типе тестирования должны быть сложены. Для этого эти очки в итоговой формуле умножаются на некоторое число, которое и называется весом. Если веса изменить, а это некая договорная характеристика, то при тех же самых результатах тестирования, значение IQ изменится. Вот это обстоятельство и вызывает иногда споры. Эти споры особенно горячи, когда веса, выработанные в одной стране, применяются для подсчёта IQ в другой.
Есть и ещё один источник сложностей при использовании величин IQ в сравнительных исследованиях. Дело в том, что иногда весь набор тестов по тем или иным причинам использовать нельзя. При этом получается, что в одних условиях (культурные страны, например) используются все N стандартных тестов, а других только их часть — n. Значение n может быть разным, как и какие тесты при этом использованы. Всё это тоже источник некоторой неоднозначности результатов. Надо учитывать и то, что массовые тестовые измерения IQ требуют тщательной отработки тестов, их возрастной адаптации, а также адаптации к различным внешним обстоятельствам, связанным с ареалом, где эта величина исследуется. Тем не менее, несмотря на свои недостатки, измерение этой величины в настоящее считают наиболее объективным методом изучения интеллекта в больших группах населения.
Недостатки массового подхода ставят вопрос о поиске других методов оценки интеллекта. Теоретически можно наметить другие объективные способы оценки интеллекта. То, что мы сейчас кратко скажем, — это очень предварительные теоретические соображения. Как известно, для того чтобы создать самообучающуюся компьютерную программу, необходимо предусмотреть некоторые награды (очки, бонусы). В процессе обучения они присваиваются правильным решениям. Живой организм также нуждается в такой системе поощрений. Они связаны с тем, что иногда называют геном удовольствия. Принято говорить также о гормонах счастья. К ним, в частности, относятся серотонин и эндофин. Не описывая деталей, отметим лишь, что в биохимиии мозга это связано с выделением специальных веществ — нейромедиаторов или нейропептидов. Желающих подробно ознакомиться с этим вопросом, мы отсылаем к книге А.М. Хазена. Приведём выдержку из неё:

Конечный итог всей физики и биохимии мозга — выживание индивидуума, а с ним и биологического вида. Конкретно связь с выживанием проявляется в том, что эффективность решений мозга отображается чувством удовлетворения, удовольствия. Пример таких чувств дают результаты насыщения едой, исполненных функций размножения и многого подобного и не совсем подобного. В частности, человек может получать чувство удовлетворения от результатов, полностью абстрагированных от функций выживания, — решений научной задачи, стихов, музыки и т.д.

В настоящее время ведутся физиологические исследования чувства удовлетворения, связанного с выполнением физических упражнений. Этими вопросами успешно занимается, работающая в Ростове, профессор Федерального университета Светлана Вениаминовна Литвиненко. В Интернете можно также отыскать сайт А. Глазкова: Биохимия чувств и небесспорную книгу А.Л. Ерёмина: Ноогенез и теория интеллекта — Краснодар, 2005, 376 с. Успехи современной нейрофизиологии в понимании того, как работает мозг огромны. Ежегодно появляется большое количество серьезных публикаций, которые посвящены этой тематике. Однако, нужно помнить, что во многих исследований по нейрофизиологии в качестве важной характеристик личности используется величина IQ. Это всё относится к индивидуальным характеристикам интеллекта. На ЭНС же обсуждается вопрос об интеллекте народа, то есть о том, что можно называть групповым интеллектом. Эти оценки связаны с дополнительными сложностями. Мы позволим себе не погружаться в этот вопрос. Скажем только, что применительно к евреям имеется специальное исследование: Raphael Patai — The Jewish Mind. Книга издавалась дважды, в 1977 и 1996 годах.

Небольшое пояснение

Рассуждай токмо о том, о чем понятия
твои тебе сие дозволяют. Так: не зная
законов языка ирокезского, можешь ли
ты делать такое суждение по сему
предмету, которое не было бы
неосновательно и глупо?
Кузьма Прутков

Перейдём теперь к источникам, на которые ссылаются авторы на сайте ЭНС. Это прежде всего книга Ричарда Херстейна и Чарльза Мюррея: The Bell Curve. Она была издана в 1994 году. Название книги переводилось на русский язык по-разному. Российская переводческая традиция предпочитает случае использовать в названии не дословный перевод, а перевод, основанный на смысле. Нам лично казалось бы, что такое должно было звучать, как Кривая распределения.
Прежде, чем переходить к рассмотрению материалов по IQ, позволим себе высказаться по ряду вопросов. Они связаны с проблемами, которые будут обсуждаться, но эта связь по некоторым технологическим моментам, а не по содержанию самого исследования. Основной опыт нашей работы связан с технологиями. Технологии, как и большинство других наук подчиняются ряду общих законов. Они описаны в нашей книге Общие технологии — СПб, изд ИВЭСЭП, 2011. 276 с. 9-я глава этой книги посвящена описанию технологий, используемых в гуманитарной сфере. Здесь рассматриваются некоторые общие приёмы педагогики, рекламы, продвижения социального контента и т.д. Знакомство с этими технологиями позволяет взглянуть со стороны на некоторые формы продвижения идей, связанных с формированием IQ. С глубоким удивлением мы увидели, что в этой области для продвижения новых идей и поддержки гипотез стали применяться технологии, которые прежде были характерны только для рекламы и политики. Одной из таких технологий считается метод последовательных отсылок. Суть метода сводится к тому, что в каком-либо малозаметном издании, в трудах провинциальной конференции, например, делается маловразумительное сообщение. Затем на него даются ссылки в более серьёзном издании. При этом обычно говорится не о содержании материала, а об его значении и важности. Так постепенно некая, ничем не обоснованная информация, широко распространяется. Сам же первоисточник, точнее наиболее важные для работы данные, оказывается невозможным найти. В наличии оказываются лишь выводы, ни на чём реальном не обоснованные. Никто не обсуждает метод, а говорят лишь о выводах. Если привлечь к этому делу большое количество специалистов из смежных областей и организовать коллективные выступления, то постепенно и незаметно возникает то, что назвают методом привлечённого авторитета. В этом методе широко используются различные манифесты, письма в газеты, выступления в средствах массовой информации. Иными словами, генерируется некое общественное мнение или некое большинство, которое фактически начинает заниматься манипуляциями. Чаще всего это манипуляциями с именами, званиями и должностями участников обсуждения. Само содержание работ при этом не затрагивается.
Распознать упомянутые приёмы непростая задача Однако, на одном обстоятельстве надо остановиться. Его можно сформулировать очень просто: в науке большинство не является решающим фактором. Новые идеи всегда прокладывают себе путь с большим трудом. Поэтому обращения с большим числом титулованных авторов ничего к реальной оценке ситуации обычно не имеют. Не случайно в последнее время в средствах массовой информации стали проскальзывать утверждения типа: стыдно принадлежать к большинству; «компетентность» многих складывается из постоянной изо дня в день пропаганды одних мнений и дискредитации других и т.д. Мы говорим об этом потому, что в при обсуждении некоторых результатов изучения IQ, описанных в книге Р. Херстейна и Ч. Мюррея явно просматриваются признаки подобных нежелательных приёмов. Поэтому к использованию выводов из этой книги нужно относиться с повышенной осторожностью и аккуратностью.

Книга по исследованию интеллетка

Существует три вида лжи: ложь, наглая
ложь и статистка.

Это популярное в XIX веке выражение
с лёгкой руки Марка Твена иногда
приписывают Б. Дизраели. На самом деле
его подлинный автор не известен.

В этом разделе мы обсудим ряд выводов, которые делаются на основании книги Р. Хернштейна и Ч. Мюррея. Для оценки области, к которой относится эта книга, приведём выдержку из стандартного учебника. Он определяет, соответствующую научную область, называемую психогенетикой:

Психогенетика является областью науки, возникшей на стыке психологии и генетики. Как часть психологии психогенетика принадлежит к более широкой области – психологии индивидуальных различий (дифференциальной психологии), которая, в свою очередь, является частью общей психологии. Дифференциальная психология занимается исследованием индивидуальных различий между людьми или группами людей. В сферу ее компетенции входит довольно широкий диапазон проблем. В частности, одной из задач дифференциальной психологии является изучение происхождения индивидуальных различий, а именно роли биологических и социальных причин их возникновения. Одним из направлений исследований в этой области является изучение роли наследственных и средовых факторов в формировании межиндивидуальной вариативности различных психологических и психофизиологических характеристик человека. Это и есть основной предмет психогенетики. Несомненно, психогенетику можно отнести к разряду дисциплин, составляющих естественно-научные основы психологии. Место психогенетики в генетике обозначить несколько сложнее.

Мы не специалисты в этой области и не можем претендовать на полный разбор этой книги. Отметим мы лишь те моменты, которые связаны с расширенным использованием выводов из неё. Мы прекрасно понимаем, что очень часто поверхностное знакомство с работой искажает её суть. Поэтому далее мы будем широко использовать различного рода выдержки и цитаты.
Вернёмся к книге. После выхода в свет она мгновенно стала бестселлером. Её содержание широко обсуждалось. При желании можно прочесть и скачать полный текст книги (без таблиц и иллюстраций) их Интернета. С частью иллюстраций можно ознакомиться через сеть, набрав название книги и нажав кнопку Image. Появилось несколько изданий, опровергающих идеи книги. Так почти сразу же (в 1995) году вышла книга, специально посвящённая обзору отзывов на этот труд. Она называется: The Bell Curve Debate. Ed. by Russell Jacoby. На 720 страницах в ней приводятся высказывания 81 специалиста, каждый из которых написал по одной статье. Вышло из печати несколько книг, обсуждающих методику и выводы книги Р. Хернштейга и Ч. Мюррея. Примером может служить книга изданная профессорами Kinchloe J.L., Greeson A., Steinberg S.R. Она называется: Measured Lies: The Bell Curve Examnied. First St. Martin’s Griffin Ed., 1997. (напомним, что Measured Lies — это Измеряемая ложь, а по смыслу лучше сказать Лживые измерения). Упомянем ещё книгу, изданную Resnick D.P., Koeder K.: Intelligence, Gens and Success, 1997, Springer NY. 336 p. Известно ещё несколько других книг, статей и обзоров, связанных с книгой Р. Хернштейна и Ч. Мюррея. Как бы предваряя их появление, уже 13 декабря 1994 года в Wall Street Journal на стр. А18 появилось, подписанное 92 авторами коллективное письмо-обращение Mainstream Science on Intelligence. Именно на него ссылается М.А. Шлянкевич. Мы искренне благодарны ему за эту ссылку. Без неё мы, скорее всего, не обратили внимание на этот материал. Добавим ещё, что как следствие недовольства тем, что на обращение 92 авторов не обратили «должного внимания», 12 апреля 2009 года в The Scientific Fundamentalist появилось письмо Satoshi Kawadzawa: Common Misconceptions about Science V: Intilligence. Из заголовка этого письма следует, что более чем за полтора десятилетия после выхода этой книги, она, несмотря на широкую известность, всеобщего понимания не встретила. Скандальный характер обсуждения этой книги привёл к росту тиражей всех материалов, связанных с рассматриваемыми проблемами. Благодаря этому найти соответствующие работы не представляет серьёзного труда. С другой стороны их дискуссионный характер и большое количество даже от специалиста требуют изрядного времени для чтения и формирования объективного мнения. Мы на это не претендуем. Скажем прямо, и на саму книгу Р. Хернстейна и Ч. Мюррея мы бы не обратили внимания без выступления профессора М.А. Шлянкевича. Он сослался на неё, как на материал, который убедительно подтверждает гипотезу об еврейском интеллекте и о роли традиционного еврейского образования в его формировании. Поэтому мы рассматривали её только с этих позиций. Критика же и поддержка книги осуществлялись, в основном, с других позиций. Ни в коей мере нельзя отрицать право проф. М.А. Шлянкевича соглашаться с выводами Р. Хернштейна и Ч. Мюррея и использовать их в качестве доводов. В то же время добросовестный подход к вопросу не позволяет обходить молчанием спорные моменты, тем более если они делаются в научно-популярной публикации. Мы с своей стороны позволим себе только упомянуть некоторые критические моменты. Так в материалах собранных Брайаном Бьютти писалось:

The Bell Curve, published in 1994, was written by Richard Herrnstein and Charles Murray as a work designed to explain, using empirical statistical analysis, the variations in intelligence in American Society, raise some warnings regarding the consequences of this intelligence gap, and propose national social policy with the goal of mitigating the worst of the consequences attributed to this intelligence gap. Many of the assertions put forth and conclusions reached by the authors are very controversial, ranging from the relationships between low measured intelligence and anti-social behavior, to the observed relationship between low African-American test scores (compared to whites and Asians) and genetic factors in intelligence abilities.

В отмеченном цветом тексте, говорится о сомнительных (controversial) выводах, делаемых авторами. Мы позволим себе без перевода привести ещё пару критических отзывов о книге, взятых из книги Рассела Якоби:

Disturbing as I find the anachronism of The Bell Curve, I am even more distressed by its pervasive disingenuousness. The authors omit facts, misuse statistical methods, and seem unwilling to admit the consequences of their own words. (p. 6).

The Bell Curve is a strange work. Some of the analysis and a good deal of the tone are reasonable. Yet the science in the book was questionable when it was proposed a century ago, and it has now been completely supplanted by the development of the cognitive sciences and neurosciences. The policy recommendations of the book are also exotic, neither following from the analyses nor justified on their own. (p. 61)

Эти замечания избавляют нас от необходимости сделать более детальный разбор вопросам о наследовании IQ и связанного с ним g-фактора. Мы уделили внимание этим мелочам, чтобы подчеркнуть тот факт, что мы не одиноки в отношении к материалу книги. В чём-то наши соображения, совпали со мнением многих зарубежных авторов. В отличие от нас они специалисты в проблемах, которые обсуждаются в книге.
Рассмотрим теперь критику по существу. Все замечания в книге Рассела Якоби разбиты на три больше группы. В одной из них (третьей по порядку) речь идёт о социальных вопросах. В каком-то смысле — это основная цель книги. Здесь её авторы дают практические рекомендации. Другая группа замечаний (первая по счёту) посвящена методике исследований и надёжности результатов. Здесь высказано много существенных соображений по способу получения, обработке и трактовке результатов. Со рядом из них мы согласны, многое, как не специалисты, вынуждены принимать на веру. Здесь имеются материалы, ставящие под сомнение выводы авторов книги о наследовании интеллекта. Они связаны с психологическими исследованиями по соотношению между неизменяемой и вырабатываемой в течении жизни частями интеллекта. Мы ограничимся тем, что отошлём желающих к этим материалам. М.А. Шлянкевич в своём поясняющем дополнении уделяет этим замечаниям основное внимание. Он ищет подтверждения тому, что IQ действительно можно использовать для оценки интеллекта. Не обсуждая эту проблему, просто согласимся с тем, что несмотря на неточности, измерение этого показателя позволяет делать определённые важные суждения в исследуемой области.
Мы хотим обратить внимание на вторую группу замечаний, которую все обсуждающие на ЭНС этот материал обходят молчанием. Речь идёт о том, что усреднённые значения IQ зависят от расы обследуемых. Здесь оба автора подвергаются жёсткой и не всегда справедливой критике. Обвинения тут серьёзны, но мы их касаться не будем и не будем учитывать при обсуждении. Сам факт наличия корреляции между индивидуальными характеристиками личности и расой понятен и не должен вызывать отторжения. Вопрос тут сводится к трактовке и к спору о том, правильно ли относить все умственные характеристики индивидуума в категорию тех свойств, которые зависят от расы. Опять же не будем вдаваться в дискуссии и для простоты согласимся с авторами. Тогда становятся заметными два обстоятельства.
Первое обстоятельство относительно простое. Отмечается, и не только авторами книги, что по крайне мере учащиеся, с высоким IQ плохо решают творческие задачи. Об этом и говорилось, и писалось много раз. Позволим себе привести небольшой отрывок из книги переводчицы и литератора Лилианы Лунгиной «Подстрочник»:

На даче у моего дяди академика Фрумкина мы почти каждое воскресенье встречались с Николаем Семеновым, лауреатом Нобелевской премии по химии. И вот как-то мы там гуляли все вместе, и я рассказала ему эту историю и выразила свое возмущение. Каково же было мое удивление, когда этот человек — умный, образованный, очаровательный, я очень его любила — сказал: “Лилечка, это очень грустно, но они правы, эти препятствия оправданы. Еврейский ум способен слишком легко усваивать все, что угодно, и на экзамене русский никогда не сможет соперничать с евреем. Но зато еврей значительно уступает русскому в творческой силе. Если не защитить русских, в науке будут господствовать евреи, что в конце концов только ее обеднит”.

Мы просим читателя на время забыть о национальном колорите и обратить внимание на скрытый смыл выделенного цветом места. Здесь высказывается широко распространённое мнение о том, что натасканность на сложные задачи, даваемая обучением и определяемая через IQ, и творческие способности различные вещи. Можно найти многочисленные указания на то, что китайские школьники, с высокими значениями IQ и хорошими экзаменационными оценками, реально плохо проявляют себя в творческой деятельности. Все эти соображения строго не доказаны, но пренебрегать ими при обсуждении результатов The Bell Curve ни в коей мере нельзя.
Второе обстоятельство более серьёзно. С нашей точки зрения именно оно должно считаться основным возражением при попытках опираться на результаты этой книги, как на фактор, подтверждающий высокий интеллект евреев. Давайте внимательно взглянем на выделенные цветом слова, в цитате, описывающие основные результаты исследований IQ. Цитата взята всё из книги Рассела Якоби:

East Asians typically earn higher IQ scores than white Americans, especially in the verbal intelligence areas. African-Americans typically earn IQ scores one full standard deviation below those of white Americans. The IQ difference between African-Americans and whites remains at all levels of socioeconomic status (SES), and is even more pronounced at higher levels of SES. Recent narrowing of the average IQ gap between black and white Americans (about 3 IQ points) is attributed to a lessening of low black scores and not an overall improvement in black scores on average. The debate over genes versus environment influences on the race IQ gap is acknowledged.

Все выделенные слова говорят о том, что авторы в первую очередь изучали связь IQ с расой, а не с национальностью. Правда на стр. 275 книги имеется раздел: Jews, Latinos and Genetics. Однако это всего несколько страниц в книге, общий объем которой приближается к 600 стр. Никаких серьёзных выводов о национальных особенностях евреев из этого небольшого отрывка вывести невозможно. Расовый же мотив проходит красной нитью через всю книгу. В ней говорится не о связи интеллекта с национальностью, а о расовой зависимости IQ. Более того, на первом месте по этому показателю стоят представители Восточной Азии (американцы китайского и японского происхождения), а евреи относятся к белой расе, располагающейся на втором месте. О связи с национальностью, которая рассматривается в этой книге, можно прочитать в письме 92 авторов, о котором мы говорили. Но и там речь идёт одновременно о евреях и восточно-азиатах (китайцах). Из этого следует, что во-первых, нужно и далее совместно рассматривать обе национальные группы. Во-вторых, китайцы никак не связаны с еврейским религиозным обучением. Иными словами, ничего полезного для обсуждаемой гипотезы здесь практически нет. Скорее наоборот! О взаимосвязи IQ и расы известно очень давно. Новым в книге нужно считать иное. Ранее считалось, что роль наследственного фактора составляет что-то около 0,7 (70%). Ныне принято считать, что этот фактор намного меньше, где-то в районе 0,4-0,5. Авторы же книги считают роль наследственного фактора доминирующей, хотя в числах это оценка 60±0,2. Мы не хотим пересказывать всю дискуссию. Желающий может ознакомиться с ней, а также с объяснением причин «некоторого социального заказа» на этот результат, например, по статье М.В. Фридман, В.С. Фридман: Генетики и мифология. (Она имеется на: http://ethology.ru/library). В Интернете можно также ознакомиться с материалами Toga A.W., Thomson P.: Genetics of Brain Structure and Intillegence. Rewiews in Adwance 12 Jan. 2005, а также Tayyari F.: The Genetic Basis on Intelligence. The Scientific Creative Quarterly, 2011. Мы не являемся специалистами в этой области. Всё, что мы можем сказать будет дилентантизмом. Обратимся теперь к моментам, которые нам профессионально понятны.
С огромными оговорками будем считать, что в книге Р. Хернштейна и Ч. Мюррея показано, что на самом деле еврейское население при их обследованиях показало наибольшие средние значения IQ. Тут есть два момента. Во-первых, при обсуждении изучения IQ, проведенного ими, речь идёт об одномоментных измерениях. Правда они выполнены в разные годы. Если на таких измерениях строить теорию о наследовании группового IQ, то надо их провести несколько раз и, главное, в одинаковых условиях. Похожие исследования известны. Так например, имеется таблица некоего усреднённого по всему миру значения IQ, которое реально охватывает пятидесятилетний промежуток времени. На самом деле, конечно, интересны более дифференцированные данные. Они тоже доступны, хотя и не всегда надёжны. В таких иследованиях промежутки времени между измерениями должны быть существенными. В них счёт времени должен быть не астрономическим, а эволюционным. Иными словами, интервалы времени должны измеряться счётом поколений. Для бактерий это могут быть часы, для мышей 2 года, а для современного человека это периоды в 20 лет (примерно). Ссылок на такие материалы мы не нашли. Как известно, IQ используются около 100 лет, то есть в течение 5 поколений. Начальные данные были не очень обширными. Поэтому говорить о больших с точки зрения эволюции периодах измерений рискованно.
Во вторых, и это более важно, мы рекомендуем внимательно посмотреть на полное заглавие книги. Оно говорит о том, что все измерения проводились только в США. Это измерения собранные авторами книги из разных источников. Имеется только несколько упоминаний об Англии. В других странах ситуация может быть иной. Во всяком случае, прежде чем пытаться обобщать данные книги на нацию вообще, нужно было бы провести сравнение IQ хотя бы для двух-трёх стран. В литературе такие данные имеются в избытке. Всего изучено около 190 стран. Эти данные несколько различаются, но принципиальных расхождений между ними нет. К самим данным следует относиться с осторожностью, хотя бы в силу того, что не все они получены прямыми измерениями. Иногда данные по той или иной стране получают, как некоторую среднюю величину, исходя из показателей соседних стран. Имеются и принципиальны трудности при использовании тестов, разработанных для одних стран, на территории других стран. Есть сложности и при сравнении измерений, разных лет. В этих случаях приходится вводить поправку на т.н. Эффект Флинна (Flynn). Этот эффект говорит о том, что имеется тенденция непрерывного возрастания значения IQ от года к году. Во всех имеющихся таблицах Израиль, занимает высокое, но не первое место, хотя казалось бы, что он должен занимать первое-третье места. Конечно, можно попытаться списать это на наличие арабского населения. Однако, вопрос этот не изучен. В этом плане имеется большое поле для деятельности, такое например, как сравнение IQ у евреев получавших и не получавших традиционное религиозное образование в течение длительного времени. Можно говорить и о других полезных исследованиях.
Итог всего написанного в этом разделе сводится к тому, что книга Р. Хернштейна и Ч. Мюррея, на которую в первую очередь ссылается М.А. Шлянкевич, не противоречит, обсуждаемой гипотезе. Однако её в качестве убедительного доказательства нельзя. Нельзя также судить по имеющимся на сайте ЭНС материалам о том, какими ещё сведениями пользовался проф. М.А. Шлянкевич для окончательной формулировки своих выводов. Он упоминает в частности о работах Cochran (Кочран) по связи генетических аномалий с интеллектом. Такой подход не нов. Вопрос о влиянии некоторых заболеваний на стимуляцию интеллектуальной деятельности был подробно изучен и несколько раз описан В.П. Эфроимсоном. Однако, говорить о том, как были использованы эти идеи при формулировке гипотезы, на основе имеющегося в нашем распоряжении материала невозможно. Мы и не будем этого делать. Мы можем отметить только то, что при формулировке гипотезы было использовано много разного материала с гарантированным качеством. Единственное, что мы себе позволим, это упомянуть, что из приведённых нами данных можно говорить лишь о явной переоценке сведений книги Р. Хернштейна и Ч. Мюррея. Большим грехом это считать нельзя. Во всяком случае мы продолжаем полагать обсуждаемую гипотезу обоснованной. Просто то, что выдвигается в качестве её подтверждения, нельзя считать полностью убедительным. Учитывая то, что было сказано нами ранее при обсуждении вопроса о мнениях и знаниях, это можно считать естественным. Мы имеем здесь дело с типичным— эффектом Пигмалиона. Возможно, что именно этим можно объяснить и то, что М.А. Шлянкевич говорит об авторах этой книги, как о генетиках. На самом деле Р. Хернштейн был извстным зоописихологом, а Ч. Мюррей специалист в области статистики и политологии. Конечно, любой специалист в принципе может написать хорошую книгу по генетике. Но книга The Bell Curve генетику всерьёз не затрагивает. Поэтому говорить об авторах книге, как о генетиках — это в лучшем ошибка, которая может привести к неверным оценкам.
Книга Р. Хернштейна и Ч. Мюррея затрагивает вопрос об еврейском разуме косвенно. В то же самое время имеются специальные исследования, которые посвящены этой проблеме. Они также используют измерения IQ, но охватывают многие страны. В качестве примера сошлёмся на неоднократно переиздававшуюся книгу Raphael Nadal: The Jewish Mind. Он умер он в 1996 году. Упомянутая книга издавалась и после его смерти. В своём пояснении на сайте ЭНС М.А. Шлянкевич ссылается также и на статью самого Ч. Мюррея. И английский, и русский тексты этой статьи имеются на сайте ЭНС. В отличие от только что обсуждавшейся книги, в которой Ч. Мюррей является одним из авторов, эту статью признать надёжным материалом невозможно. Мы обратимся к ней в следующем разделе.

О числе талантов и гениев

Он рыться не имел охоты.
В хронологической пыли.
Бытописания земли
А.С. Пушкин. «Евгений Онегин. Гл. I»

Статья Чарльза Мюррея: Еврейский гений написана страстно и с явным убеждением в своей правоте. Достойно уважения то, что человек, изучавший интеллект американцев, стал так энергично защищать еврейский гений. Избыточность здесь простительна. Однако любые неточности в рассмотрении национального вопроса, немедленно превращаются в материал для передержек и даже погромных высказываний. Поэтому надо предельно внимательно относиться к публикациям носящим публицистический характер. Исходная статья была опубликована в апреле 2007 года в Commentary Magazine. Имеется ряд переводов её на русский язык. К этой теме статьи автор впоследствии не возвращался. Это легко проверяется поиском в Интернете и обращением к международным электронным каталогам, например к WorldCat — http://www.worldcat.org. Поэтому рассмотрим только статью, размещенную на сайте ЭНС. Развиваемые в ней мысли не бесспорны, но, вне всякого сомнения, интересны. Собственно говоря, здесь, возможно не им первым, формулируется именно та гипотеза, осуждению которой и посвящено наше выступление. Обращение учёных к научно-популярной литературе для формулировки новых идей вещь распространённая. При этом обычно пытаются обеспечить хорошую обоснованность материала. К сожалению, такого подхода в статье Ч. Мюррея не чувствуется. Многое из того, что в ней написано легко опровергается и не может считаться бесспорным. На это, кстати, обратил внимание профессор А. Лейзерович.
Приведём один абзац из начала статьи. Мы воспользовались переводом, размещённым на одном из украинских сайтов:

У меня имеется личный опыт, связанный с нежеланием евреев говорить об этом еврейском достижении – мой соавтор, покойный Ричард Гернштейн (Richard Herrnstein), мягко сопротивлялся пунктам по еврейскому IQ, о включении которых я настаивал при написании книги «Кривая нормального распределения» (1994 г.).

Профессор Хернштейн (Герштейн) ушёл из жизни почти одновременно с выходом в свет книги. После этого до публикации статьи в 2007 году после этого прошло 13 лет, а до настоящего момента уже 17. Если у Ч. Мюррея были какие-то дополнительные сведения или соображения по еврейскому вопросу, то он давно мог бы их опубликовать. Если же всё имеющееся было включено в книгу, то непонятно о чём идёт речь. Насколько можно понять, отдельно по еврейскому вопросу в книге практически ничего нет. Следующая выдержка из перевода:

Евреи не появляются в анналах философии, драматургии, изобразительного искусства, математики или естественных наук в течении восемнадцати веков, со времён Гомера до конца первого тысячелетия нашей эры, когда столь многое происходит в Греции, Китае и Южной Азии.

Где-то в обсуждениях этой статьи промелькнула мысль о том, что только два человека Моисей и Иосиф Флавий запомнились своими достижениями. Да, речь в статье Ч. Мюррея идёт о двух высочайших культурных достижениях — двух великих религиозно-этических учениях. Это верно, но несколько странно. С точки зрения логики маловероятно считать, что такие достижения были полностью изолированными. Однако, прежде, чем обсуждать этот вопрос, сделаем замечание, касающееся правил игры. В своём отзыве на статью Ч. Мюррея, размещённую на сайте ЭНС, профессор А. Лейзерович предлагает исключить из рассмотрения еврейских достижений весь Новый завет, так как он был написан на греческом языке. Такой подход в принципе возможен, но он должен быть оговорён заранее. Кроме того, он должен применяться повсеместно. В этом случае из списка надо исключить Иосифа Флавия — его труды дошли до нас на греческом языке. Маймонид также написал Путеводитель растерянных на арабском языке, хотя его основные сочинения написаны на иврите. Упоминаемый в статье Мюррея, Монтень писал по-французски. Не на иврите писал и Нострадамус. Почти все нынешние учёные, в частности лауреаты нобелевской премии, не писали и не пишут на иврите. Станислав Лем писал по-польски. Если, исходя из этого принципа их исключить, то в списке никого не останется. Кстати, Иисус Христос проповедовал отнюдь не на греческом языке. В общем, нельзя использовать подход, который в политике называется двойным стандартом! Ну, а раз идёт речь о наследственных явлениях и генетике, то надо определять национальность по крови. Другие подходы надо исключить. Иначе будет сплошной произвол и полное отсутствие логики.
Обратимся к существу вопроса. Отметим три момента. Первый — вклад в искусства, прежде всего в поэзию. Поэтическое наследство и проза в виде мифов и преданий дошли до нас от многих народов. Однако, у древних евреев всё было собрано вместе. Получился замечательный культурно-исторический памятник, но формально он один. Тем не менее, в нём собраны многолетние усилия целого народа. Более того, известны и многочисленные авторы этого коллективного труда. Это, например, цари Соломон и Давид. Поэтому нельзя так просто говорить о слабом присутствии евреев в культурной жизни древности.
Второй момент более существенный. Культурное достижения народов древности дошли до нас с разной степенью полноты. Если говорить, о народах Средиземноморья, то лучше всего обычный человек знаком с наследством греков и римлян. Египетское наследство неспециалисты знают намного хуже. Сведения же, например, о культуре Карфагена и ряда других народов вытеснялись из культурного обихода. Мало кому известно, в частности, что в Карфагене был создан прообраз светового телеграфа. Римляне этот «телеграф» не оценили и забыли. Ещё один пример. В 1902 году недалеко от греческого острова Антикитера был найден затонувший корабль. На нём был найдено непонятное, обросшее морскими отложениями бронзовое устройство. Только через несколько десятков лет удалось установить, что это сложный механизм. В нём использовалась дифференциальная передача, которая была заново изобретена лишь в XVI веке. Это устройство позволяло определять астрономические величины. По существу это был первый, известный нам, механический компьютер. Ни автор, ни точное место изготовления устройства не известны. Предположительно считается, что механизм был создан на острое Родос и таким образом его относят к эллинистической культуре. Во всяком случае из этого примера наглядно следует, что в культуре Древнего мира осталось много утерянного, и практически неизвестного сейчас большинству людей. Самое же главное, достаточно очевидно: сведения о культурных достижениях народов Древнего мира, особенно тех, кто был покорён Древним Римом, очень неполны. Короче, отсутствие в нашем повседневном обиходе надёжных сведений о культуре древних народов, отнюдь не означает, что такой культуры с высокими достижениями не было, как таковой.
И наконец третий момент, наиболее существенный. Несмотря на только что отмеченные трудности, культурное наследие древних евреев не исчерпывается двумя приведёнными Ч. Мюрреем фактами. Повседневный годовой цикл жизни всех народов мира регулируется календарём. Астрономический календарь основан на знании трёх периодических циклов — суточное вращение Земли вокруг своей оси, лунный цикл и солнечный цикл (время одного оборота Земли вокруг Солнца). Календарь выражает лунные и солнечные циклы в периодах суточного вращения Земли. Основные сведения об этих периодах были хорошо знакомы древним. Сельскохозяйственная жизнь и смена сезонов связаны с периодом обращения Земли вокруг Солнца. Это солнечный год. Он слишком длинный. Поэтому практически все древние народы начинали с учёта лунного цикла. Длина лунного года — это 12 лунных месяцев, которые в сумме составляют приблизительно 354, 4 суток. Длина же солнечного года грубо — 365 и 1/4 суток. Трудности понятного и удобного выражения этих цифр определяют сложности арифметической теории календаря. Известны три принципиальных подхода к календарному циклу: чисто лунный календарь, чисто солнечный календарь и сложный, смешанный лунно-солнечный календарь. Чисто лунный календарь крайне неудобен — Новый год каждый раз сдвигается на 11 дней по отношению к солнечному году. Надо периодически (обычно 3 раза за 8 лет) вставлять дополнительные месяцы. Ныне такой календарь используется только для мусульманских праздников. Из всех мусульманских государств лишь одно использует его для общественной жизни. Основной мир живёт по солнечным календарям. Таких календарей было предложено много. Используемый в международных отношениях календарь пришёл к нам из Древнего Египта через Рим, где он менялся. Он был снова частично изменён в начале нового времени (1582 год, папа Григорий XIII). Другой прекрасный солнечный календарь был создан в Персии. Его автор: поэт и философ Омар Хайяам. Создание этого календаря считают большим вкладом в мировую культуру. Лунно-солнечный календарь был создан древними евреями. Он существует и поныне. Все христиане рассчитывают пасхалии по этому календарю. Более того, григорианская реформа нашего календаря как раз и была вызвана необходимостью совершенствовать расчёт пасхалий. Создание этого календаря нельзя не считать великим вкладом в общечеловеческую культуру.
Письменность независимо возникла у большинства народов. Если не считать экзотических форм, типа узелкового письма квипу, то можно сказать: все народы начинали с использования иероглифов. Затем постепенно начался переход к слоговому письму. Он происходил в разных точках земного шара. Создание же алфавитного письма зафиксировано только один раз. Это произошло на полуострове Малая Азия. Первый протоалфавит был создан египтянами. Они ввели обозначения 22 однобуквенных слогов в виде отдельных знаков. Если бы египтяне догадались записывать этими и только этими знаками все слова, то они бы и стали создателями алфавита. В действительности же алфавит создали семитические племена. Какой из этих народов изобрёл алфавит, точно не известно. Говорят об арамейских, финикийских и еврейских его корнях. Правильнее считать, что алфавит создали все эти народы. Финикийцы разнесли его по всему свету. Алфавит был консонантным (без гласных букв). Гласные добавили греки. Братья Кирилл и Мефодий создавая кириллический алфавит, ввели в него и буквы еврейского алфавита, например, ш. Не вдаваясь в тонкости, можно отметить большую роль древних евреев в создании первого алфавита. Если же придерживаться ортодоксальной точки зрения, то вначале было создано квадратное еврейское письмо, на котором и были записаны законы Моисея. Народная память создание алфавита таким образом сохранила.
Можно добавить ещё, что представление евреев о том, что старую книгу нельзя уничтожать, а нужно хоронить в генизе, спасло от гибели огромные культурные массивы и в древности, и в более поздние времена. До известной степени отношение к книге, как к большой ценности, сформировалось в еврейской культуре. Это началось уже в древности и это тоже весомый вклад в культурное наследие человечества.
Несколько слов о личностях. Речь ведь идёт об интеллекте. Не важно, положительную или отрицательную роль сыграла личность с высоким интеллектом. И в Ветхом, и в Новом завете, умных действующих лиц предостаточно. Многие из них, что называется «на слуху». Это не только царь Соломон, но, например, и Иисус Навин. Если посмотреть в Интернете перечень величайших полководцев мира, то Иисус Навин нередко оказывается в верхней части первой десятки. Позволим себе не перечислять этих героев. Многих можно найти просмотрев книгу Майкла Шапиро: Сто великих евреев. Можно обратиться и к еврейской энциклопедии. При этом невредно помнить об относительной малочисленности этого народа. Большинство имён в двух только что упомянутых источниках известно многим посетителям ЭНС. Мы добавим к ним ещё несколько известных личностей. Некоторые из них по странному стечению обстоятельств не так известны, как они того заслуживают. Приводимый далее список заведомо неполный. Его достоинства в том, что он легко проверяем и краток.
Итак, для начала два человека по имени Филон. Первый — Филон Старший, или Филон Византийский. Это III век до н.э. Он работал и жил он в разных местах. Филон славен сочинениями по прикладной механике. Помнят и о том, что он решал задачу об удвоении куба. Его инженерные успехи очень интересны, ибо в Античном мире практике и эксперименту, как работе, которая свойственна рабам, уделяли намного меньше внимания, чем в последующие времена. Филон Визанийский впервые создал шарнирный подвес, который впоследствии был заново изобретён в Китае (100 год до н.э.), а потом, возможно уже в X веке, появился и в Европе. В практику его ввёл в живший в XVI веке Дж. Кардано. Любой автомобилист знает это устройство, называемое карданом или кардановым подвесом. Филон также впервые создал прибор для измерения температуры. По существу это был первый термометр. Он известен не только как инженер. Под его именем сохранилось произведение О семи чудесах света. Был он славен и в качестве поэта. В числе его многочисленных поэтических произведений была эпическая поэма об сновании Иерусалима. Есть у него произведения, посвящённые жертвоприношению Исаака (Акедат Ицхак), книга об иудейских царях и о пребывании в Египте Иосифа. О Филоне Византийском упоминал Иосиф Флавий.
Второй Филон — это Филон Александрийский или Филон иудей. (Первые десятилетия новой эры). Это был выдающийся богослов, приверженец иудейства и религиозный мыслитель. В Александрии в это время иудейского образования не было. Поэтому иврит он знал не очень хорошо и писал на родном ему греческом языке. Однако, он сделал очень много для общины александрийских евреев. Как философ, Филон связывал каноны иудаизма с греческой философией. Истинность платоновской и стоической философии заключается, согласно Филону, уже в Торе. Иудейские законы он полагал такими законами природы, которые имеют значение для всех людей. Согласно представлениям Филона, заветы Моисея вдохновлены Б-гом даже в греческом переводе. Они по его представлениям в иносказательной форме содержат учения Платона, Пифагора, Зенона и Клеанфа. Филон Александрийский оказал огромное влияние на последующих христианских философов.
К этим блестящим именам можно добавить поэтов Эвполема, Деметрия, Артапана, Аритобума Александрийского, Теодота Самаритянина, драматурга Эзекила. Таким образом, в античные времена было множество евреев, которые внесли огромный вклад в науку, поэзию, инженерное дело и т.д. Писать об этой эпохе, как об эпохе, где евреи проявились очень слабо, просто неверно. Любому человеку свойственно ошибаться. Однако, тут создаётся впечатление не об ошибке, а о неком непонятном замысле. В отношении периода средневековья справедливые замечания о неверности численных подсчётов числа выдающихся евреев в этот период и об их общей доле среди известных личностей уже высказаны при обсуждении статьи Ч. Мюррея на сайте ЭНС. Лично для нас удивительно иное. Статья Ч. Мюррея была представлена на сайт другими людьми. При этом почему-то были обойдены вниманием другие более весомые источники информации. Мы уже упоминали о книге Raphael Patai: Jewish Mind. Если обратиться к электронному каталогу Библиотеки Конгресса США, то в т.н. старом каталоге есть 72 книги этого автора, а в новом их 7. Конечно в число этих 79 книг входят и сборники и повторные издания, но всё же это число внушительно. Практически все эти книги посвящены проблемам еврейской культуры и истории. Сошлёмся на одну из книг. Она посвящена еврейским мореплавателям Древнего мира и называется: The Children of Noach: Jewish Seafloting in Ancient times — Prinston Unuv. Press, 1998. 227 p. К слову сказать в англоязычной Википедии можно найти множество материалов по известнейшим морским пиратам — евреям времён Средневековья и начала Нового времени. Как ни относись к пиратам, но самые известные из них, например Капитан-паша, безусловно имели выдающийся интеллект и организаторские способности. Не случайно история сохранила память о них! В общем отвлекаясь от Интернета, Raphael Patai специалист-профессионал в еврейском вопросе, в то время как Ч. Мюррей специалист в статистике, который обратился к еврейскому вопросу только, как некоторому частному случаю. Ничего плохого в обращении к его работе нет. Но в то же время, в первую очередь надо обращаться к тем источникам, авторы которых профессионально занимаются проблемой.

Метод экспертных оценок

И вышло у меня в ответе:
Два землекопа и две трети
Самуил Маршак. «Стихи для детей».

Конец статьи Ч. Мюррея посвящён нобелевским лауреатам. Мы хотим обратить внимание не на утверждения, которые сделаны в этой статье. Они отражают распространённое мнение, с которым мы во многом согласны. Однако, те конкретные данные и цифры, которые приводятся в качестве подтверждения, получены очень неаккуратно, что называется через пень-колоду. Ну, а такие данные только порождают критику и традиционно позволяют обвинить автора в подтасовке. Тот факт, что среди нобелевских лауреатов много евреев не вызывает сомнения. Казалось бы всё очень просто. Общее количество всех лауреатов известно. Бери евреев и считай процент. Так и поступил Ч. Мюррей, да и не он один. Вот здесь и кроется подвох.
Обратимся к нейтральному примеру. Возьмём известного учёного Карла Эрнста фон Бэра. Происходил он из прибалтийских немцев. Учился он в Ревеле (Таллин) и в Дерпте (Тарту). Затем работал и получил известность в Германии (Кёнигсберг). Вернулся в Россию, жил в Петербурге, был академиком Императорской академии наук, председателем Русского энтомологического общества. После выхода на пенсию вернулся в родные места. Так кем его считать? В России его считают своим, в Германии тоже от него не отказываются, в Эстонии и подавно. Иными словами при подсчёте знаковых фигур в науке его можно учесть три раза. То же самое и с нобелевскими лауреатами. Там есть и евреи, и полуевреи и даже евреи на 25%. Как их считать? Для нас Г. Липман, бывший президентом Французской академии наук, всё же в первую очередь французский учёный. Но он числится и в списке евреев. Значит одно из двух. Или, как например в случае с Бэром, делить при подсчётах. То есть при учёте К. Бэра отдать 1/3 немцам, 1/3 русским и 1/3 эстонцам. Но можно считать и везде по 1. Тогда надо чётко сказать, что приводимые проценты в сумме дают не сто, а куда большее значение. В этом случае надо провести расчёты по всем национальностям. Больших изменений предлагаемые поправки в общую картину не внесут, но они избавят от обвинений в подтасовках.
Самое удивительное, что обработка сведений по числу нобелевских лауреатов может дать намного больше информации, а этого не было сделано. Прежде всего, нужно было подсчитать относительные величины, то есть разделить число лауреатов каждой национальности, на общее число соответствующего населения. Это вполне выполнимая задача. Интереснее, однако иное — подсчёт не суммарного количества лауреатов той или иной национальности, а определение этих чисел за определённые промежутки времени, то есть построение гистограмм. Тут могут выявиться многие интересные факты. Процент тех или иных национальностей в разные периоды может дать интересные сведения. Известно, что до начала Второй мировой войны наибольшее число лауреатов было из Германии. Факт падения числа лауреатов в Германии и в Австрии в послевоенные годы говорит о многом. Интеллектуальные показатели населения этих стран после войны особенно не изменились. Поэтому указанное обстоятельство говорит в пользу того, что наличие длительное время существующих научных школ способствует формированию крупных учёных. Школы эти начали разрушаться ещё в период после прихода к власти Гитлера. Иными словами, это косвенно говорит в пользу того, что длительное в течение нескольких поколений обучение, полезно для формирования талантов.
Мы неслучайно обратились к этой теме. Такие подсчёты обычно крайне произвольны. Так к подсчётам еврейских гениев часто добавляют лауреатов Филдсовской премии (математика). Однако, в то же время медаль Копли, тоже очень престижная награда, не учитывается. Премий сейчас великое число. Желающих более подробно ознакомится с международными премиальными системами и соответствующими проблемами в гуманитарной области, мы отсылаем к книге James F. English: The Economy of Prestige: Prizes, Awards and the Circulation of Cultural Value — Harvard Univ. Press. 2005. 409 p. Не вдаваясь в детали, скажем, что отбор лиц для анализа производится обычно произвольно. Это вызывает постоянные упреки и вызывает ненужные и бессмысленные дискуссии. Вот на методике отбора мы и хотим заострить внимание читателя.
Отобрать имена по-настоящему выдающихся деятелей в разные периоды истории необычайно трудно. Одному человеку это не под силу. По этой причине стремятся провести независимую экспертизу, обращаясь к справочникам и книгам. Так поступил и Ч. Мюррей, так поступал и В.П. Эфроимсон. Об источниках Ч. Мюррея мы скажем чуть позже, но из статьи, о которой идёт речь, их выявить нельзя. Однако, главное в другом. В.П. Эфроимсону нужно было надёжно выявить общепризнанных гениев. Общее их число его не волновало. Доказано, что человека многие признают гением и достаточно. Совсем другая задача стоит в обсуждаемом случае. Тут нужны данные об общем количестве талантов. Простой констатацией особых заслуг человека тут не обойдёшься. Такая задача сложна. Тем не менее, некоторые разумные оценочные данные можно поучить и в этом случае, если правильно использовать то, что называется методом экспертных оценок. В прогностике этот метод принято называть методом Делфи.
Как должен был бы выглядеть метод экспертных оценок в рассматриваемом случае. Прежде всего, создаётся экспертная группа — не менее 20-25 человек. Это должны быть историки науки, философы и т.д. Желательно, чтобы представители всех специальностей были представлены в равном количестве. Всем экспертам предлагается составить список наиболее значимых по их мнению личностей. Список на все времена, или на определённый период — всё это оговаривается заранее. Затем списки сравниваются. Если, например личность А набрала 21 голос, а личность В 19 голосов, то они и получают соответствующее количество рейтинговых баллов. Затем все личности располагаются в соответствии с их рейтингом. Дальнейший отбор можно провести по-разному. Нужно только до начала опроса обговорить эту процедуру. Можно например, выделить N фигур их верхней части списка, можно отобрать определённый процент личностей, можно отсеять их по некоему минимальному баллу. Таким списком и нужно пользоваться. В предложенном нами методе последовательных опросов полученный список передают новой группе экспертов. Она вносит в него поправки (добавляет и исключает). Откорректированный список даётся следующей группе экспертов. Процесс продолжается до тех пор, пока поправки не перестают быть существенными. Опыт показал, что больше двух-трёх таких последовательных опросов обычно не требуется.
Несмотря на внешнюю простоту, метод экспертных опросов длительная и не всегда простая процедура. Сравнительно давно поступило предложение по ускорению работы этим методом. Оно исходит из того, что при составлении различных справочников, энциклопедий и других изданий подобного рода отбор материала совершается на основании предварительной групповой экспертизы. Поэтому подобрав несколько независимых, изданных в разных странах, справочных изданий можно получить хорошие и надёжные результаты. Каждое издание должно рассматриваться в качестве одного независимого эксперта. После того, как произведён отбор значимых личностей, из полученного списка следует выделить тех, кто отвечает дополнительным требованиям — национальность, возраст, пол: что угодно. Здесь также можно опираться на справочные издания, такие как упоминавшаяся книга М. Шапиро или же Еврейская энциклопедия. И в этом случае разумно воспользоваться несколькими справочными изданиями. Только располагая данными полученными таким, или каким-либо другим надёжным способом, можно делать суждения. Без этого, все результаты имеют несомненный оттенок произвола и ничего, кроме критики не заслуживают.
Как же произведена оценка в рассматриваемом случае? В статье Ч. Мюррея имеется косвенное указание, по которому можно установить, что эта оценка взята из его книги: Human Accomplishment: The Pursuit of Excellence in the Arts and Sciencees 800BC to 1950 — Harper Collins Publisherr, 2003. 668 p. Анализ выполнен описанным выше методом. Всего использовано 183 справочных источника и обследовано 19.794 личности. Отбирались те личности, которые упоминаются не менее, чем в 50% источников. В результате было выбрано чуть более 4.000 человек. Статистическая обработка позволила построить некоторый ранговый реестр этих личностей. Эта часть исследования выполнена безукоризненно. Тем не менее, если вглядеться в результаты, то они вызывают удивление. Здесь мы говорим не только на основе личных впечатлений, а и опираясь на имеющиеся отзывы на книгу. Итак в человеческой истории автору удалось выявить 1650 известных биологов, 1880 медиков и только 812 химиков. Список российских композиторов включает Дмитрия Кабалевского, но пропускает более значительные в нашем понимании фигуры. Особо много замечаний в обсуждениях этой книги касается мусульманского мира. Великие арабские учёные автором на самом деле утеряны. Это не недостаток метода обработки. Это, скорее всего, связано со специфическим отбором источников, которые служили основой для экспертизы. Этот список приводится в книге. В нём сразу заметны существенные ограничения — отбор явно вёлся только по известным на Западе материалам. В этом случае есть два принципиальных «перекоса». Первый — это повышенное количество западных фигур в итоговом списке. Второй перекос тоже очевиден: в изданиях последних лет заведомо больше внимания уделяется близким по времени людям. Самое же главное — люди с высоким интеллектом это и те, кто упоминается в источниках хотя бы один раз. Тут тоже всё понятно — в своей книге Ч. Мюррей, также как и В.П. Эфроимсон, искал выдающихся людей, а не людей с высоким интеллектом. От себя добавим, что исследований национального состава отобранных гениев в книге нет. То, что по этому поводу сказано в статье, вывешенной на сайте ЭНС, это личное заявление автора. Проверить его невозможно. И ещё о методе. Мы уже писали, что метод не спасает в том случае, если неточны или неверны исходные положения. Тут надо быть предельно осторожным. Основная опасность — подмена понятия интеллект понятием успешность. Лично мы не знаем, кто может точно ответить на вопрос о том, как разделить эти понятия.
Таким образом, источник сведений установлен. Можно сказать следующее — их автор сам Ч. Мюррей. В конечном итоге, он специалист по статистке, которую он применяет в решении разных проблем. В методическом плане тут возражений нет. А вот в плане исследования национального вопроса остаётся серьёзная недоговорённость. Лично мы связываем её со стилем работы этого автора. Это наше личное мнение, оно не касается самих результатов, но связано с методом их подачи. Поясним сказанное. В процессе подготовки этого материала нам пришлось прочитать ряд обсуждений обеих книг Ч. Мюррея. Скажем прямо, крайне редко две книги одного автора подвергаются столь единодушной критике. Похвал также очень много. Критика практически одинакова для обеих книг. Часть её, относящаяся к применению статистки, естественна: такие методы в гуманитарной области ещё не вполне привычны. Другая же часть связана с тем, что называют социальным заказом, в котором обвиняют автора. Мы интуитивно согласны с этой критикой. Однако, она касается американской жизни, и мы этого не затрагиваем. Но есть ещё одна общая позиция в критических замечаниях. Автора обвиняют в небрежности, даже в нарочитой небрежности, при анализе результатов и оценке их расхождения их с имеющимися данными. Мы бы лично назвали этот подход автора сознательным эпатажем. Поясним это примером ещё одной книги этого автора. Она называется: Real Education: Four Simple Triths for Bringing America’s Schools Back to Reality — Random House, NY. 2008. 126 p. Эта книга никак не связана с национальными проблемами, обсуждаемыми здесь. В то же время преподавание — это наша профессия, и мы прекрасно понимаем, о чём идёт речь в этой книге.
Итак, по порядку. Уже само название настораживает: человек со стороны хочет рассказать правду об обучении в американских школах. Он говорит о четырёх очень существенных обстоятельствах. Что же это за обстоятельства? Что в них нового? Ответ дан и на обложке и в оглавлении. Эти четыре «Великие правды» выбраны заголовками глав книги. Скажем прямо — сформулировано всё блестяще! Мы вначале отнеслись к этим мыслям с большим уважением и вниманием. Если бы мы были в магазине или зашли на Amazon.com, интересуясь американской школой, мы бы эту книгу немедленно купили. Цена ведь невелика! Но вот проходит час-другой, начинаешь вдумываться и видишь реальное содержание этих броских заголовков. Первый заголовок, то есть первый сенсационный факт, который нужно довести до сведения читателей: Возможности (или способности) бывают разными. Как говорится: Кто бы сомневался! Во всяком случае любой педагог независимо от страны это прекрасно знает. Втрое открытие: Половина детей находится ниже среднего уровня. Если определение среднего сделано правильно, то это утверждение отражает только смысл введения понятия среднего. Третье утверждение: Слишком много людей стремятся в колледж (к серьёзному образованию). Есть в материалах Ч. Мюррея и другие формулировки этого утверждения — типа: Мы не можем научить многих учеников определённым вещам. В общем, смысл не меняется. Это уже социальный момент. Его обсуждать не интересно. Наконец четвёртое утверждение: Будущее Америки зависит от того, как мы обучаем. Это несколько вольный перевод, но смысл передан верно. Опять-таки ничего особенно нового.
В целом, однако, Ч. Мюррей прекрасно справился с задачей. Он своими громкими высказываниями в очередной раз обратил внимание на свои работы. Этим обеспечивается тираж книги, приглашения вступить на телевидении и т.д. Ч. Мюррей достаточно хорошо понимает существо вопроса. Он говорит о мотивации к учёбе и даже формулирует разные элементы мотивации. Их он насчитывает 21. (Это в отдельной статье). Короче, удачно использован метод привлечения внимания к своим идеям. Это в России называют пропиариться, то есть разрекламировать самого себя (от английского PR — Public Relations). Шум и различного рода возражения всё-равно играют на пользу. Многие журналисты в России говорят: Всё, что не некролог, то пиар. (Автор этого разумного утверждения нам не известен). Фактически то же самое можно сказать и про статью, которая размещена на сайте ЭНС: не важно верно или неверно утверждение — материал привлёк внимание, и это главное.
В этом смысле нам представляется разумным упрощённо проследить всю логику трёх рассмотренных книг автора. Книга по педагогике фактически утверждает бессмысленность обучения малоспособных. Книга The Bell Curve утверждает, что способности главным образом наследуются. Эта книга в совокупности с книгой о наиболее талантливых людях и статьей, которую читатель видит на сайте, говорит о том, кто имеет такой высокий интеллект. Мы не знаем, задумывался ли сам автор об этой цепочке выводов. Скорее всего нет. Но вот люди, которые принесли давно забытую статью для нового обсуждения на сайте, обязаны были об этом подумать. Короче говоря, лучше исключить все эти материалы из рассмотрения и говорить о гипотезе по существу. Ч. Мюррея же мы оставим в покое — он сам ничего на семинар не направлял, и обсуждаемая статья была мимолётным элементом в его творческой биографии. Саму же гипотезу о роли длительного обучения определённого типа в формировании интеллекта полезно обсудить в чистом виде.

Промежуточный финиш.

Ездок погоняет,ездок доскакал…
В руках его мёртвый младенец лежал.

Гёте «Лесной царь»,
перевод В.А. Жуковского.

Вот дед потихоньку карты под
стол и перекрестил; глядь — у
него на руках туз, король, валет
козырей…

Н.В. Гоголь «Пропавшая грамота».

Читатель, бросивший взгляд на эпиграфы к этому разделу, может выразить законное удивление. Их смысл противоположен. Один, как говорится за здравие, другой за упокой. На самом же деле имеющееся противоречие связано с самим результатом, а не с выбором эпиграфов. Мы потратили много сил и стараний, чтобы убедить читателя в том, что многочисленные доводы, которые приводились авторами обсуждаемой гипотезы, то сеть доводы о роли близкородственных браков, позитивной селекции, трактовка измерений IQ оказались несостоятельными. Ни к чему оказалась и идея о божественной селекции. Статистика проявления способностей, на которую ссылался один из авторов гипотезы, оказалась ненадёжной. Создаётся впечатление, что мы опровергаем всю идею. На самом деле это не так. Сама идея, положенная в основу гипотезы ни обсуждению, ни осуждению нами не подвергалась.
Вопрос ставится иначе. Зависимость IQ от расы известна давно. Здесь ничего нового нет. Тут, скорее удивительно то, что никто из авторов, особенно те, кто позиционирует себя в качестве генетиков, не обратил внимание на серию прекрасных исследований, выполненных, в частности и в бывшем СССР, и в России. Проявленное незнание огорчительно. Такие вещи при серьёзном подходе недопустимы. Если сравнивать качество аргументации, подбор материала и изложение в трудах В.П. Эфроимсона и в материалах, которые связаны со статьёй Ч. Мюррея, то придётся признать, что класс этих работ не сопоставим. Если прочитать уже имеющиеся материалы, то становится ясно, что и зависимость IQ от расы, и связь этого показателя с наследственностью давно установлены. Известно также и то, что IQ частично зависит от наследственности, а частично от воспитания. Иными словами, никаких принципиально новых идей в этом плане обсуждаемыми авторами высказано не было.
Из материалов обсуждения книги Р. Хернштейна и Ч. Мюррея следует, что они считали величину IQ намного более зависящей от наследственности, чем это предполагалось ранее. При обсуждении этого вопроса на сайте ЭНС в категорической форме было сказано, что решается вопрос о том, какой из механизмов: наследственный или приобретённый является основным. Человек обычно начинает изучение с дихотомического подхода: или-или. Со временем, однако, наступает момент, когда освоение проблемы позволяет пойти дальше. Тогда начинается поиск некоей промежуточной точки равновесия между двумя взаимоисключающими полюсами дихотомии. История науки знает множество таких компромиссов. Пример корпускулярно-волнового дуализма, или же дискретность и сплошное вещество в естественных науках, равновесие между чисто рыночной и чисто плановой экономикой можно рассматривать в качестве примеров, когда приходится отыскивать промежуточные точки равновесия.
Казалось бы всё сказанное отрицает новизну постановки проблемы, сделанную на сайте ЭНС. Такое утверждение несправедливо. Авторы не только заново сформулировали проблему. Они собрали богатый материал по распределению IQ. Главным их новшеством следует считать проведённый впервые поиск механизма, который бы обеспечивал достижение промежуточной точки равновесия. Здесь имеется два принципиальных новшества. Первое — механизм длительного специализированного обучения, который позволяет сформировать высокое значение IQ и закрепить его в потомстве. Во-вторых, предложен генетический механизм, закрепляющий это наследуемое повышенное значение IQ — эпигенетический механизм. Вне зависимости от того, в какой мере подтвердятся эти гипотезы в дальнейшем, само обращение к поиску этих механизмов несомненно заслуга авторов. Изучение этой гипотезы (её проверка) определяет возможное направление дальнейших исследований. Будут ли полученные результаты по такой проверке столь жёстко связаны с национальностью, как это предполагают авторы, большой вопрос. Мы полагаем, что такая зависимость, если она будет обнаружена, будет не столь определённой. Скорее всего можно будет говорить только о тенденции. Это даёт основания говорить о полезности обсуждаемой гипотезы. Желание выделить рафинированную суть нового подхода и заставило нас потратить много времени и усилий для тщательного обсуждения проблемы в целом. Более такого, наличие новых данных об IQ и очистка гипотезы от всего вторичного позволяют сформулировать новые вопросы. Они возникают, когда ничто постороннее уже не заслоняет главную суть проблем, связанных с разными зависимостями IQ в человеческих сообществах. Оставшаяся часть нашего выступления будет посвящена постановке этих вопросов.
Мы уже отметили, что в настоящее время большие успехи в области изучения интеллекта связаны с нейрофизиологией. Так например, в 20 октября 2011 года в журнале Nature были опубликованы результаты работы группы учёных из Institute of Neurology, London. Они работали в течения ряда лет под руководством профессора Cathy Price. Эта работа вызвала мгновенный широкий резонанс. Для простоты приводим выдержки из русскоязычного описания основных результатов работы:

Новое исследование, проведенное британскими учеными, опровергает теорию о том, что уровень IQ (коэффициент интеллекта) — величина постоянная и не меняется с возрастом. Ученые выяснили, что IQ может значительно повышаться или снижаться в подростковом возрасте. Согласно исследованию, проведенному группой британских ученых под руководством Кэти Прайс (Cathy Price), изменения в уровне IQ происходят под влиянием изменений в структуре мозга, которые случаются в подростковом возрасте. Для того, чтобы выяснить, меняется ли уровень IQ у детей, ученые отобрали группу из 33 здоровых подростков в возрасте от 12 до 16 лет и измерили коэффициент их интеллекта. Затем, через 4 года, подростки прошли повторный тест на IQ. Одновременно все участники эксперимента проходили сканирование мозга при помощи МРТ (магнитно-резонансной томографии). Ученые обнаружили значительные изменения в уровне IQ у участников эксперимента. В то время как у одних участников уровень IQ вырос на 20 пунктов, у других добровольцев уровень IQ упал на такое же количество пунктов.
Проанализировав результаты МРТ участников эксперимента, ученые пришли к выводу, что изменения в уровне IQ напрямую связаны с изменениями в структуре мозга. В частности, рост вербального IQ (развитие речи, способности к математике, память, общие знания) связан с увеличением плотности серого вещества в зоне мозга, отвечающей за речь. Повышение невербального IQ (способность складывать пазлы, находить отсутствующий элемент в картинке) сопровождалось увеличением плотности серого вещества в передней доле мозжечка, отвечающей за движения рук. «Наше исследование показало, что мозг продолжает развиваться в подростковом возрасте. Поэтому, нужно осторожнее оценивать умственные способности детей. Двоечник может стать отличником через несколько лет» — говорит руководитель исследования Кэти Прайс. Ученые отмечают, что изменения в структуре мозга – не единственная причина изменения IQ. Также важную роль играет обучение. С детьми, которые плохо учатся в школе, нужно постоянно заниматься. Подобно тому, как фитнес развивает наше тело, обучение помогает развивать наш мозг.
Эти результаты интересно сопоставить с упоминавшимися М.А. Шлянкевичем и другими результатами Кочрана (Cochran). Во всяком случае они никак не согласуются напрямую с утверждениями Р. Хернштейна и Ч. Мюррея о том, что основным фактом, определяющим интеллект, является наследственность. Совместно обсуждать все эти данные преждевременно. Однако, нельзя приводить на сайте данные почти двадцатилетней давности и даже не упомянуть более свежие сведения. В то же самое время эти выводы не противоречат гипотезе о роли длительного обучения в формировании интеллекта. Внимательный читатель Ч. Мюррея заметит здесь некоторое противоречие. Но это противоречие непосредственно в высказываниях ряда авторов. Они просто не согласованы между собой, то сеть противоречивы.

Эффект Кассандры

Был задан вопрос:
«Какова вероятность встретить
сейчас на улице динозавра?»
Учёный долго считал и выдал
величину, в которой первая значащая
была на девятом месте после нуля;
блондинка же моментально ответила:
50% : или встречу, или не встречу.

Из популярной серии анекдотов
про блондинок.

В названии этого раздела использован заголовок одного из наших очерков. Может показаться странным, что мы, ратуя за обращение к современным материалам, сами приводим старые тексты. Однако, эти тексты ставят вопросы. Вопросы же, если они всё ещё интересны и на них нет ответа, не стареют.
Число оригинальных сюжетных фабул в мировой литературе невелико. Гёте, насчитал что-то около 56 таких сюжетов. В схематическом изложении они скучны. Почти все эти сюжеты были известны ещё древним. В эпосах разных народов отлились некие символические фигуры, отражающие главные человеческие свойства: силу, как, например, у Геракла или Тезея или, если угодно, у Ильи Муромца и Святогора, хитрость, красоту и т.д. При постоянном обращением к таким образам у них терялись индивидуальные черты. Сохранялись лишь определённые свойства человеческой натуры или же простейшие социальные отношения.
Обратимся к названию раздела. Обычно Кассандра образ мрачной пророчицы. Взглянем теперь на сказанное Гомером. Бог Аполлон полюбил её, но был отвергнут. В отместку он наградил Кассандру даром предсказания, но сделал так, чтобы ей никто не верил. Дальнейшее известно. Она предсказывала падение Трои, но к ней никто не прислушался, хотя она была права. Пророческий дар Кассандры — это её высокий интеллект. Что же выявили греки в окружающем обществе, что заставило их говорить об истории Аполлона и Кассандры? Что подметили они в ней такого интересного, что до сих пор не потеряло своей актуальности? Ответим сразу: греки ясно дали понять, что творческий дар (предсказания) отнюдь не связан с даром убеждения слушателей. Это разные таланты: предсказывать и уметь убеждать. Конечно, такая полярная ситуация — абсолютно верно мыслить и быть полностью неубедительным — редка в нашей жизни. Но также редко сочетание мощной предсказательной силы и полной силы убедительности. В обыденной жизни у каждого индивидуума эти две характерные черты личности встречаются в разных сочетаниях. Коли предсказательная сила, то есть творческий элемент, не очень велика, то скромного умения убеждать для обычного человека достаточно. Однако, чем более творческой является натура, тем больше и чаще ощущается в ней недостаток дара убеждения. Творческие черты в характере личности распространены широко. Однако резко выраженные активные творческие данные не столь уж часты. И тут, если недостаток дара убеждения велик, могут крыться корни большой личной трагедии.
Творческая личность обычно имеет повышенный интеллект и некую активность. Поэтому из сказанного следуют два вывода. Первый — это вывод о не всегда простой судьбе людей с повышенным интеллектом. Второй же вывод напрямую связан с оценками IQ. Все известные материалы, о которых говорилось в предыдущих разделах, соотносили IQ индивидуума или группы со средними его значениями в той или иной человеческой общности. Так, если среднее значение IQ равняется 100, то IQ равное 110 — это преимущество. Следуя этой логике IQ равное 120 ещё лучше и т.д. Значения около 140 оцениваются в качестве признаков гения. Ну, а если IQ =180 или даже 200? Можно сказать, что такое на практике не встречается. Но ведь гауссово распределение в принципе допускает сколь угодно большие значения IQ, но они должны быть очень редкими. Почему же в жизни на самом деле такого нет? Опыт показывает что, условно говоря: «Природа избегает бесконечностей». Обычный пример — при резком возрастании амплитуды колебаний при приближении частоты понуждающей силы к собственной частоте колебаний системы (резонанс), происходит или разрушение системы или же начинают активно проявляться силы трения. Они не позволяют беспредельно увеличиваться амплитуде. В области интеллекта можно ожидать, что вероятно есть эволюционные ограничения для чрезмерного увеличения интеллекта индивидуума над его средним значением для окружения. Проще говоря: Слишком умного перестают понимать. Отрицательные последствия непонимания чаще всего катастрофичны для носителя слишком высоких значений IQ.
Из сказанного следует вопрос о том, каково оптимальное превышение индивидуального IQ над средним. Ответ не прост. Аналогично, когда речь идёт о различии средних значений IQ для разных народов, необходимо ставить вопрос о том, какие средние отличия в этой величины допустимы в принципе. Это может свестись к известной проблеме о понимании дикарями мыслей и привычек цивилизованных народов. Вероятно, в более или менее устойчивой группе цивилизаций заметные отклонения в величине среднего интеллекта отдельных народов имеют некоторые ограничения. Возможность сформулировать такой вопрос отнюдь не означает того, что ответ на него может быть легко найден.

Драматическая судьба интеллектуалов

Когда будет сконструировано устройство,
которое по желанию сможет понизить или
повысить интеллект каждого человека, то
появится спрос на понижение интеллекта,
раз утверждают, что самые счастливые
люди — глупцы.

Станислав Лем.

Судьба творческого человека часто бывает сложной, а подчас и драматической. Немецкий врач Юлиус Роберт фон Майер отплыл в качестве корабельного врача на о. Ява. В течение годичного плавания он анализировал изменение цвета крови в тропиках. В конечном итоге он пришёл к открытию закона сохранения энергии. Его статью не приняли к печати. Были сложности и с другими публикациями. Он начал издавать труды за свой счёт. Его травили в газетах, обвиняли в мании величия. Любящие родственники подвергли Майера принудительному «лечению» в психиатрической больнице. Он пытался покончить жизнь самоубийством. В конце жизни, когда, наконец признание пришло к нему, это был во многом духовно сломленный человек. Людвиг Больцман кончил жизнь ещё ещё трагичнее — повесился в номере гостиницы. Список продолжить не сложно. Многие творческие люди бросали своё дело от безнадёжности.
Оценка успеха у творческой личности, жаждущей признания идей, а не денег, отличается от распространённых критериев. В США часто говорят: Если ты такой умный, то почему ты такой бедный? На самом деле здесь существенна разница в критериях. Рассказывают, что древнегреческому философу Фалесу Милетскому не раз говорили о том, что вся его философия не помогла ему преодолеть бедность. В ответ на это он как-то зимой за бесценок арендовал все окрестные давильни и летом, когда случился богатый урожай олив, стал сдавать их за хорошую цену. Так он доказал, что ум легко позволяет заработать. Некоторые социологи называют этот случай Доказательством Фалеса. Многие полагают, что высокий IQ часто не пробуждает интереса к накоплению. Это может казаться неинтересным по сравнению иными возможностями. Окружение же воспринимает успех, исходя из других критериев. Поэтому творческие люди часто выглядят оторванными от жизни неудачниками.
Природа бывает жестокой. Повсеместно приходится слышать, что чем природа благосклоннее к биологическому виду, тем более она жестока к отдельным его представителям. Человек, как вид, не может пожаловаться на свою участь. Именно поэтому бывает печальна и трагична судьба отдельных личностей. В то же самое время для интересов вида природа (а люди её воспринимают как судьбу) всегда предусматривает некие резервы. В пчелином улье одна матка. Когда она погибает, тогда одна из рабочих особей трансформируется в матку. Значит, во многих рабочих особях заложены резервы. В обычных условиях они не реализуются. Переведём теперь сказанное в социальную плоскость. Наполеон был один, но если бы его не было, то реализовался бы кто-либо другой. Даже имя его иногда называют. Так везде. Только никто не задумывается, как трагична судьба людей с нереализованными возможностями. Чтобы новая идея завоевала себе достойное место нужен длительный период времени. М.Д. Голубовский оценивает его в 20-25 лет. Известны и более длительные сроки, как было, в частности, с теорией Грегора Менделя. Не у всех хватает сил и возможностей пережить такой большой период. Признание часто приходит после смерти. Получить достоверную статистику по этому вопросу трудно, если вообще это возможно.

Сколько нужно талантов

Чем, он говорит, виноват, что не может
сидеть в лавке? У него голову распирает,
просто разносит… У них, говорит он, вся
семья такая. У всех головы разносит.
Шолом_Алейхем «Мальчик Мотл».

На каждого умного по дураку —
Всё поровну, всё справедливо.
Булат Окуджава «Песенка о дураках» .

Творческие люди часто настолько поглощены своими мыслями, что не уделяют должного внимания окружающей их действительности. Это породило массу различных историй, шуток и анекдотов. В то же время, немалое число таких людей бывают хорошими организаторами. Бывают они и прагматичными, и ловкими и, что называется, пробивными. Часто их основное отличие состоит не в оторванности от мира, а в другой системе жизненных приоритетов. Любая социальная структура требует разнообразия. Поэтому в ней нужны люди и с разными интеллектами, и с разными наборами поведенческих приоритетов и жизненных ценностей. Нередко люди с повышенным интеллектом требуют особого внимания, заботливости, некоторого внешнего обеспечения и ограждения от бытовых трудностей. В этом нет ничего нового. Важен вопрос о том, какой процент людей с высокими значениями IQ оптимален. Естественно предположить, что для разных условий, и разных сообществ эта оптимальность может быть разной. Правильного ответа на этот вопрос мы не знаем. Но сама его постановка говорит о том, что говорить о некоторых усреднённых значениях такой сложной, многофакторной величины, как IQ можно лишь с очень большими оговорками и крайне осторожно. Практически то же самое можно повторить о значении этой величины, при усреднении её по разным человеческим сообществам.
Тем не менее, можно всё же привести несколько предварительных соображений. Смотрим на рисунок. На нем приведены кривые распределения IQ для восточно-азиатского

(красная линия) и белого (синяя линия) населения в одной из западных стран. По горизонтальной оси отложено значение IQ, а по вертикальной численность особей, с этим значением. Наиболее распространённое значение IQ у азиатского населения несколько больше, чем у белого населения. Если бы формы обеих кривых были одинаковы, то можно было бы говорить о некоторых умственных преимуществах у азиатского населения. На самом же деле, при внешней схожести, эти кривые имеют разные характеристики. Для простоты говорим, что, чем больше IQ, тем люди умнее. Глядя на рисунок мы видим, что в кривой для белого населения число «очень умных» существенно больше, чем в случае кривой для азиатского населения. В то же время одно из основных свойств таких вероятностных кривых — это их симметричность. Это говорит о том, что хотя у белого населения число «очень умных» больше, чем у азиатского населения, число «очень глупых» у белого населения тоже намного больше, чем у азиатского. Это своеобразная компенсация за наличие «особо умных». Отсюда следует, что общие рассуждения о некотором характерном для той или иной группы населения значении IQ и о его превышении над некоторыми средними характеристиками всего населения страны, мало информативны. Более того, из этих качественных рассуждений можно сделать неверные выводы. Напомним, что поверхностный анализ часто приводит к неверным выводам.
Обратимся к другим соображениям. Так как многофакторность IQ усложняет и анализ, и ход изложения, упростим ситуацию. Рассмотрим абстрактный случай. В нём вместо IQ рассматривается простая и понятная характеристика. Пусть это будет кривая распределения роста какого-либо вида. Рост индивидуумов является здесь аналогом IQ. Итак, в популяции есть и более высокие, и более низкие особи. Пусть условия обитания изменились так, что более высокие особи получают некоторое преимущество. Они оставляют больше потомства. В результате отбора через несколько поколений кривая распределения сдвинется в сторону. Если условия меняются так, что преимущество достаётся более низкорослым ящерам, то кривая распределения сдвинется в противоположную сторону. Может получиться и так, что в результате изменения внешних условий кривая «сожмётся» Это соответствует переходу от кривой для белого населения к кривой для азиатского населения на нашем рисунке.
Подчеркнём основную мысль, которая связана с этим примером. Разброс некоторой характеристики индивидуумов нужен для того, чтобы популяция могла реагировать на изменение внешних условий. Иным словами, разброс кривой распределения обеспечивает устойчивость популяции, как целого. И узкая (азиаты), и широкая (белое население) кривые для IQ имеют резерв устойчивости. Однако более широкая кривая распределения (белое население) более устойчива при существенных по величине и при более быстрых изменениях свойств окружения. Более узкая кривая полезна при более стабильном окружении. Можно предполагать, что в отличие от обычных биологических характеристик индивидуума в отношении IQ направление изменения свойств окружения время от времени могут меняться. Это означает, что они могут способствовать то росту IQ, то его уменьшению. Отметим, что это высказывание тоже некая гипотеза. Её можно выдвинуть исходя из того, что само значение IQ — это характеристика, которая зависит от нескольких факторов. Под влиянием изменения свойств окружения разные факторы могут изменяться в разные стороны. В результате естественно предположить, что изменение общего, интегрального значения IQ может происходить с изменением направления. Из этого следует, что в ряде случаев возможно возникновение колебательных процессов. Это достаточно вольное предположение. Однако, оно позволяет сформулировать некоторую упрощённую модель. Её достоинством можно считать возможность математического описания.

Окончательные итоги

Неразумные люди с начала веков
Вместо истины тешились радугой слов…

Омар Хайям «Рубаи».

Не упоминай имя Господне всуе
Третья заповедь (Евангелие).

Кратко сформулируем основные выводы из нашего длинного анализа. На сайте ЭНС один из авторов гипотезы говорит о том, какие значения IQ проявляются у конкретной личности. Им чётко сформулирована дилемма: или IQ определяется наследственностью, или же эта величина зависит от воспитания. Мы уже говорили, что такой подход: или — или естественен на ранних стадиях развития любой научной теории. Со временем ограниченность дихотомического подхода становится очевидной и возникают некие компромиссные взгляды. Иными словами, ищется точка равновесия между полярными взглядами. В силу этого, новизна обсуждаемой гипотезы, которая предлагает оценить возможные механизмы, реализующие формирование точки равновесия между двумя полярными гипотезами, заслуживают полного одобрения. Мы хотим подчеркнуть, что основная новизна связана с введением в анализ механизмов реализации фактора воспитания. Выявления этих механизмов и постановка связанных с этим проблем заслуживают полного одобрения.
В то же самое время, многое из того, что было связано с обсуждаемой гипотезой, по нашему мнению заслуживает серьёзной критики. С точки зрения методики исследований, нельзя привлекать к серьёзным научным вопросам, в какой бы форме они не излагались, религиозные обоснования. Изучение религии, вера в Б-га и другие связанные с этим вопросы, всегда имели и будут иметь место. Плохого в том, что эти вопросы обсуждаются на сайте ЭНС нет. Плохое начинается там, где вместо серьёзных обсуждений появляются искусственно притянутые религиозные объяснения. Часто они не выдерживают никакой критики. Так, при обсуждении на ЭНС статьи Ч. Мюррея один из обсуждавших высказался в том плане, что результаты генетических исследований подтверждают справедливость текстов Торы. Непонятно, где он это вычитал! Генетические исследования, о которых идёт речь, исходят из того, что все Библейские описания являются надёжной исторической информацией. Из изначально предполагаемой справедливости этого материала с исторической точки зрения и делаются определённые генетические и геологические, выводы. Эти выводы свидетельствуют о многом. Но они никак не могут подтвердить справедливость тех предположений, которые положены в их основу. Это простейшая логика.
Второй момент — это непрерывные примешивания то к выводам, то к обоснованиям научных теорий, различных рассуждений об избранном народе. Идея о наличии избранной человеческой общности известна с незапамятных времён. Деление народов в Античный период на цивилизованных и варваров — это тот же подход. Как отмечал З. Фрейд, идея избранного народа прочно связана с идеей единобожия. А.Л. Янов, в своей трилогии пишет, что болезнью избранности переболели французы (XVII -XX века), немцы (белокурая бестия Ницше) и т.д. Сам А.Л. Янов детально разбирает этот вопрос применительно к царской и современной России (народ-богоносец Ф.М. Достоевского, высказывания Тютчева и т.п.). Мы не будем повторять его анализ. Отметим лишь замечательное высказывание этого автора: национализм для народа тоже, что эгоизм для индивида. И А.Л. Янов и, вслед за ним Л.А. Радзиховский, анализируя этот вопрос ссылаются на т.н. Лестницу Соловьева. Так принято называть последовательные стадии развития национализма, общие для всех известных в истории случаев:

национальное самосознание → национальное самодовольство → национальное самообожание → национальное самоуничтожение.

Надеемся, что читатель сам сделает выводы из сказанного.
Кроме религиозных вопросов и тем, связанных с избранностью народа, с нашей точки зрения существенным недостатком авторов, обсуждающих гипотезу, мы считаем полное пренебрежение к знакомству с материалами по теме. Незнание русскоязычной литературы, даже классической, можно если не простить, то хотя бы объяснить. Отсутствие же даже поверхностного интереса (это чувствуется по стилю изложения) к англоязычной литературе непростительно. По существу, все обсуждение ведётся на уровне знаний примерно двадцатилетней давности, когда писалась книга Р. Хернштейна и Ч. Мюррея. Мы не являемся специалистами в области генетики и большинства других вопросов, связанных с рассматриваемой проблемой. Тем не менее, в течение месяца мы легко обнаружили огромное количество материалов по этому вопросу. Это говорит о том, что либо авторы гипотезы сознательно не учитывают всё, что не укладывается в предложенное ими толкование, или же то, что они всерьёз этой проблемой уже не занимаются. Нам пришлось собрать много материалов, чтобы разобраться в ситуации. Мы готовы к критике наших соображений.