Термин «методика малых групп» мало известен в России. Сама эта методика, широко распространённая в западном образовании, в нашей стране почти не применяется. Естественно, если внимательно проанализировать историю педагогического процесса, можно  легко отыскать приёмы, которые аналогичны этой методике, и которые в то или иное время использовались в нашей практической педагогике. Тем не менее, принимая участие в различного рода международных конгрессах и конференциях, мы обратили внимание на то обстоятельство, что при первом знакомстве с этой методикой она воспринимается как  полностью незнакомая. Во всяком случае, практическим опытом работы по этой методике может поделиться лишь очень небольшое число наших преподавателей.

Эта методика, как и всякая другая педагогическая техника, может приносить реальную пользу только при достаточно широком её распространении и применении. Поэтому здесь не идёт речь о внедрении соответствующих приёмов в практику преподавания. Мы просто считаем, что каждый преподаватель должен достаточно хорошо представлять все современные приёмы работы с обучающимися, а также иметь возможность полностью или частично использовать некоторые новые идеи и наработки в своей деятельности, если они ему подходят.

Излагая идеи методики малых групп, мы отметим, что эта методика очень широко применяется в среднем образовании. В университетах эта методика тоже используется. Однако, современное университетское образование на западе значительно более вариативно по сравнению со средним образованием. Справедливости ради нужно отметить, что эта методика  используется не во всех школах, гимназиях и колледжах. Тем не менее, делать какие-либо заключения о характере её распространения нельзя: в разных странах применение методики различно, да и мы, российские преподаватели, не имеем в своём распоряжении достаточно статистического материала для того, чтобы делать подобного рода суждения.

Коротко можно сказать, что описываемая методика сводится к разбиению коллектива учащихся, с которым работает преподаватель, то есть группы, класса и т. д. на небольшие (малые) группы из 5—6 человек. Такие группы иногда создаются и во время лекций, хотя надо признать, что большие лекционные потоки по 100—200 обучающихся  в западных университетах не очень распространены. Один из авторов во время своей работы в Кёльне долгое время никак не мог добиться ответа на вопрос из скольких групп состоят лекционные потоки на младших курсах местного университета. Задавая этот вопрос, он встречал полное непонимание. Только через некоторое время выяснилось, что на первый курс каждого факультета принимается не так много студентов, чтобы возникала потребность в их делении на группы для проведения лабораторных и практических занятий. В среднем образовании, конечно, найти большие коллективы,  одновременно посещающие занятия, очень трудно. Итак, относительно небольшое число обучающихся, условно до 30 человек, разбивается на малые группы. Эти группы все одновременно находятся в помещении (классе, аудитории)  и работают с одним преподавателем. Задачей преподавателя является ставить перед всеми группами «микропроблемы», которые должны обсуждаться группой. После обсуждения каждая группа выдаёт свои ответы, которые вновь обсуждаются всем коллективом с участием педагога.

Как нетрудно понять, основной идеей методики является вовлечение в активную работу (решение проблемы) всех учащихся. Поскольку в небольшой группе отмолчаться сложно, все её участники вовлекаются в учебный процесс. Естественно, что на преподавателя при этом ложится очень большая физическая и эмоциональная нагрузка. Привыкнуть к подобной методике  не просто. Сама методика начинает приносить положительные результаты в том случае, если она одновременно используется разными преподавателями при изучении нескольких дисциплин. Достаточно очевидно, что есть учебные дисциплины, где разумность и применимость методики малых групп очевидна. Однако, её часто применяют даже для таких предметов, как математика. Учиться подобным способом при отсутствии определённых навыков сложно. Как известно, в школах Финляндии обучается много русскоязычных детей. Во время частных бесед и на докладах, которые делались на Международном конгрессе по межкультурным контактам в процессе обучения , проходившем в г. Ювяскюля в 1999 году, многие финские преподаватели говорили, что эта методика воспринимается детьми, приехавшими из России, с большим внутренним сопротивлением. Авторы статьи один или два раза присутствовали в качестве участников в показательных занятиях, которые проводились по этой методике. Наше общее впечатление сводится к тому, что процесс такого обучения даёт меньше знаний по сравнению с принятыми  в России методиками. В то же самое время несомненно, что методика малых групп  очень прочно закрепляет в памяти учащихся оределённое, не очень большое количество фактов. Эти факты запоминаются обучающимися даже при их внутреннем сопротивлении и нежелании активно работать. Иными словами, данные приёмы полезны при работе со слабо подготовленными коллективами, работе с учащимися, не имеющими интереса или достаточной мотивации к предмету   и т. д.

Полезно отметить, что занятия по методу малых групп достаточно положительно воспринимаются западным контингентом учащихся. Это очень важно для педагогов. Известно, что во многих западных странах идёт непрерывный анонимный опрос учащихся по поводу работы педагога, интересу к предмету и т. д. При этом возникают парадоксальные ситуации. В 1998 году на конференции в Тампере мы разговорились с преподавательницей еврейского колледжа в Иерусалиме. Ранее он работала а научном центре АН УССР в г. Донецке. Поэтому она достаточно хорошо понимала суть интересующих нас проблем. Эта преподавательница рассказала нам, что Израильская сборная школьников по математике в последние годы занимает достаточно престижные места на международных математических олимпиадах. Эти успехи обусловлены прекрасной работой тренера команды —  математика, который приехал из бывшего СССР. Этого преподавателя очень ценят в министерстве. Тем не менее он не может удержаться более 1-2 сезонов ни в одной из школ в силу его  высокой требовательности и неумения «приспособиться» к желаниям учащихся. Методика малых групп, естественно давая меньше знаний, но обеспечивая определённый их минимум, который достигается без видимых нервных затрат учащихся, обеспечивает, тем самым некий психологический комфорт учителя.

На первый взгляд кажется, что описанная методика представляет для российских педагогов чисто познавательный интерес и навряд ли может применяться в наших условиях. Однако, как и во всякая педагогическая технология, эта методика несёт в себе и некоторые положительные черты.  Приведём пример. В повседневной педагогической практике часто приходится иметь дело со взрослыми,  которые обучаются по безотрывным  и вечерним схемам. Многие из этих учащихся, приходя на занятия, не вполне понимают цель и задачи ряда дисциплин. Обсуждение в малых группах этих вопросов (мы видели, как это успешно делается на первых занятиях на западе)  позволяет активизировать учащихся, стимулировать их интерес и т. п. Есть и другие варианты учебного процесса, где подобные приёмы могут быть с пользой применены. Во всяком случае доведение соответствующих сведений до широкого круга преподавателей представляется нам полезным.