Кто же в наше время не слышал о Кассандре! “Мрачные Кассандры буржуазной журналистики предсказывали…”, “Наперекор Кассандрам мы…” и т. д. В общем, сложился некий стереотип, связанный с этим именем, стереотип мрачной пророчицы, которая вечно предсказывает нечто плохое, ну, а мы с этим как бы боремся. Это тот самый стереотип, который был осмеян Чапеком в его известном рассказе “Эксперимент профессора Роуса”. С такими установившимися стереотипами не спорят, и изменить здесь что-либо очень непросто. Куда интереснее, как бы отступив на пару шагов в сторону, попытаться понять, что же особенного скрывается для нас за этим мифическим именем. Если вспомнить Гомера, то ведь Кассандра предсказывала не только поражение троянцев в войне с греками. И, кстати, она оказалась права! Значит, дело не в том, что её предсказания были мрачны, а в том, что, несмотря на их правильность, она никого не смогла убедить. Даже излагая сюжет так, как я это делаю, я допускаю некие упрощения. Лет 25 назад один венгерский писатель попытался на примере образа Геракла модернизировать древнегреческие сюжеты на современный лад. Это ему удалось. Прекрасно зная первоисточники, этот писатель дал более многогранное, нежели обычно древнее изложение, описание Кассандры. Тут и её изнасилование в момент взятия Трои греками, и последовавшее затем Атреево проклятие, посланное насильникам. Мы же, вместе с этим писателем, просто вспомним, чем же был замечателен пророческий дар Кассандры. Бог Аполлон полюбил её, но был отвергнут. В отместку он наградил Кассандру даром предсказания, но сделал так, чтобы ей никто и никогда не верил.

Много раз писалось, что число схематических форм оригинальных сюжетных фабул в мировой литературе встречаются не так уж часто. Правда, в схематическом изложении они довольно скучны. Почти все эти сюжеты были хорошо известны ещё древним. Уже в эпосах разных народов отлились некие символические фигуры, отражающие главные человеческие свойства: силу, как, например, у Геракла или Тезея или, если угодно, у Ильи Муромца и Святогора, хитрость, красоту и т. д. В каждом таком образе, в которым постоянным обращением к нему в мировой литературе исчезали многие индивидуальные черты, отразились определённые свойства человеческой натуры или простейшие социальные отношения. Что же такого нашли греки в окружающем обществе, что заставило их говорить об истории Аполлона и Кассандры? Что подметили они в ней такого интересного, что до сих пор не потеряло своей актуальности? Чтобы не затягивать рассуждения, ответим сразу. Греки здесь впервые в очень ясной форме дали понять, что творческий дар (предсказания) отнюдь не связан с даром убеждения слушателей. Это разные таланты: предсказывать и уметь убеждать. Конечно, такая полярная ситуация — абсолютно верно мыслить и быть полностью неубедительным — редка в нашей жизни. Но также редко сочетание мощной предсказательной силы и полной силы убедительности. В обыденной жизни у каждого индивидуума эти две черты личности встречаются в разных сочетаниях, в разнообразных пропорциях. Коли предсказательная сила, то есть творческий элемент, не очень велика, то скромного умения убеждать для обычного человека более чем достаточно. Однако, чем более творческой является натура, тем больше и чаще ощущается в ней недостаток дара убеждения. Творческие черты в характере личности распространены в людях достаточно широко. Однако резко выраженные активные творческие данные не столь уж часты. И тут, если недостаток дара убеждения велик, могут крыться корни большой личной трагедии. Вот на эту особенность личности человека, которую греки смогли подметить и осмыслить в столь далёкие времена, они в символической форме оставили нам намёк в образе Кассандры. Конечно, каждый волен трактовать древние и современные мифы так, как ему угодно. Тем более что нет никакой надежды получить даже косвенный ответ от авторов. Скажем больше: и об авторе мы толком ничего не знаем, и образ отточился не сразу, а в течение многих веков. Тем не менее, я понимаю этот намёк древних именно так, а сам психологический эффект от необходимого сочетания для успеха новых идей двух разнородных способностей, двух разных черт личности лично мне представляется несомненным. Именно этой особенности, связанной с путями достижения успеха, я давно уже в мыслях дал условное наименование “эффекта Кассандры”. Насколько это удачно и правильно, судить другим. Я же сам в нередкое наличие у человека и, прежде всего, человека творческого, проблем с умением убеждать искренне верю.

Как ни странно, от этих общих рассуждений можно прийти к некоторым практическим выводам. Эти выводы, прежде всего, связаны с обучением и преподаванием. Мы, чаще всего, учим, не задумываясь о побочных сторонах этого процесса. Мы даём знания, в меру возможностей даём навыки творческой работы. Для примера мы ссылаемся на исторический опыт, на биографии ярких личностей. Конечно, такой подход правилен. Однако мы почти всегда забываем объяснить молодёжи, что достичь творческого результата — далеко не всё, что нужно. Естественно, люди, приобретая жизненный опыт, начинают понимать существо дела. Увы! Это происходит не всегда, и понимание, чаще всего, бывает неполным. Особенно сложной бывает судьба творческого человека. Он что-то понял, чего-то достиг, а добиться признания не смог. Конечно, в чистом виде такие  ситуации встречаются не очень часто. Наша повседневная жизнь — это всегда компромиссы. Однако многие исследователи, изучавшие историю различных открытий, говорят, что почти каждое из них связано с тремя стадиями и, значит, с тремя людьми. Первый из них обозначает проблему, ставит вопрос, частенько намечает пути его решения. Для этого нужен особый талант, и очень жаль, что специфика этого обстоятельства нередко не понимается не только коллегами, но и ближайшими людьми. На второй стадии происходит решение вопроса. Наконец, на третьей, последней стадии появляется некто, кто умеет обратить внимание на результат, объяснить и внедрить его. Как часто таких людей обвиняют в некой нечистоплотности. Зря это. Тут таится великий секрет природы, раздающей таланты и способности (необходимые одному) разным людям. Бывает и так, что все необходимые компоненты соединяются в одной личности. В этом случае мы сталкиваемся с гениями. Чаще же всего необходимые свойства перемешаны в нас в самых разных пропорциях. Мы же это плохо понимаем и совсем не учим пониманию таких проблем нашу смену.

Природа умеет быть жестокой. Повсеместно приходится слышать, что чем природа благосклоннее к биологическому виду, тем более она жестока к отдельным его представителям. Человек, как вид, не может пожаловаться на свою участь. Зато как бывает печальная и трагична судьба отдельных личностей. Для интересов вида природа (а мы её воспринимаем как судьбу) всегда предусматривает некие резервы. В пчелином улье одна матка. Когда она погибает, тогда одна из рабочих особей трансформируется в матку. Значит, во многих рабочих особях заложены резервы. В обычных условиях они не реализуются. Переведём теперь сказанное в социальную плоскость. Наполеон был один, но если бы его не было, то реализовался бы кто-либо другой. Даже имя его иногда называют. Так везде. Только никто не задумывается, как трагична судьба людей с нереализованными возможностями.

В конце своей жизни Тендряков написал повесть, которая была опубликована в двух номерах “Нового мира”. В ней он ставит вопрос о том, что было бы в Палестине 2000 лет назад, если бы Христос не родился. Ответ, который, согласно фабуле, даёт вычислительная машина, сводится к тому, что место Христа занял бы другой и им был бы апостол Павел. Личность апостола как раз прекрасно укладывается в третий этап — этап реализации идеи. Жаль, что эта повесть так мало известна. Она очень интересна как раз своими философскими рассуждениями. В ней, в частности, говорится о том, что мировые религии сильны именно противоречивостью своих высказываний. Поэтому каждый находит в них именно то, что он ищет. Это очень тонкое, на мой взгляд, рассуждение, которое многими почему-то не воспринимается. А жаль!

Если с этих позиций посмотреть на некоторые исторические события, то восприятие их будет отличаться от традиционного. При учёте сказанного наши оценки разных личных судеб меняются и становятся более справедливыми. Вот этой попытке понять судьбы людей, разделяя их творческий потенциал и способность к убеждению окружающих, мы и должны попытаться, хотя бы частично, обучить других. В то же время достаточно очевидно, что дать необходимое понимание, особенно объяснить ситуацию молодёжи, очень трудно. Тем не менее, зёрна, брошенные при обучении в хорошую почву, дадут с годами неплохие всходы.